Дело Барсенкова-Вдовина: взгляд студента истфака

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
Я, конечно, имею очень малое, если вообще имею, право представлять свое мнение как мнение большинства студентов истфака, да и может быть даже какой-то более-менее крупной части нашего коллектива, однако хотел бы в этой заметке изложить некоторые свои мысли, касающиеся внутренней жизни факультета - то, чего многие люди, пусть даже и заканчивавшие истфак (как, например, заинтересовавшая меня своей позицией [info]kolobok1973 ) просто не знают, т.к. не имею возможности посмотреть на ситуацию изнутри.

1. Позиция студентов. Не раз наблюдал в сети вопросы и иногда и прямые утверждение, что студенты истфака, мол, абсолютно не проявили себя в этом скандале, даже никакого открытого письма не написали - отсюда делался вывод (или такой вывод, по крайней мере, могут сделать), что студентам всё равно. Это не так. Первые новости о развернувшемся скандале я узнал именно из блогосферы - от моих знакомых студентов. Была создана даже группа в Контакте, причем за первые двое суток ее существования количество участников (естественно, в первую очередь студентов истфака) возросло до сотни, шло весьма активное обсуждение, и группа администраторов (в число которых вхожу я) приняли решение ограничить доступ к группе, что, кстати, снизило слегка нездоровый ажиотаж. Впрочем, наличие даже нездорового ажиотажа только подтверждает заинтересованность проблемой.

Почему ограничили доступ, вы спросите? По той же причине, почему наш декан Карпов настаивал на том, что, даже если коллектив истфака хочет, скажем, проводить митинги, пусть это делает - но за пределами факультета. По той же причине, по которой Барсенков и Вдовин не общались с прессой до решения Ученого Совета. В данном скандале любое невзвешанное, чересчур острое слово, произнесенное студентом или преподавателем, может обратиться даже не против него - но против всего истфака. Вспомните Голубовского и Карацубу, которые в эфире "Йеху Москвы" акцентировали внимание на каких-то непонятных и никому неизвестных людях, имеющих отношение к истфаку (вроде какого-то студента, скинхеда Копцева, устроившего взрыв в московской синагоге) - и приводили это в качестве аргумента, что МГУ - оплот мракобесия, сталинизма и фашизма. Самое обидное, что такой аргумент действует на неподготовленного слушателя. Поэтому студенты вели и ведут себя достаточно тихо и спокойно - чтобы не навредить старшим коллегам.

По поводу открытого письма - я бы с радостью подписался и сам бы поучаствовал в написании. И думаю, не я один. Но как это сделать, товарищи? Вам легко спросить - почему студенты не пишут открытое письмо, не заявляют свою позицию? Свою позицию заявляют, и активно - в ЖЖ и социальных сетях. Но я не знаю, да и мало кто из студенческой среды знает всю "техническую" подоплеку открытых писем - как писать, кому отправлять, как отправлять?! Кто это прочтет в итоге, и есть ли вообще какой-то практический смысл в этом?

А моральную поддержку мы преподавателям оказываем. Немало моих знакомых, встречая в коридоре Вдовина, разговаривали с ним, желали ему удачи, спрашивали последние новости.

2. Позиция декана. Это очень сложный вопрос, вызвавший бурю негативных оценок и эмоций. С моей точки зрения, ситуация представляется следующим образом: Сергей Павлович Карпов на заседании ОП не ожидал потока негативной "псевдоэспертной" оценки учебного пособия - и, вероятно, растерялся. Инициаторы скандала (Голубовский в своем бложике на "Йеху", в частности) переврали его слова, и разлетелось, что декан "сдал" профессоров, назвал их "маргинальными учеными" и т.п. Лично зная Карпова, мне сложно представить, чтобы он, культурный и образованный человек, статусный профессор, назвал своих коллег "маргинальными". Однако что-то он сказал не так, да и понимал, что не его это дело, оценивать учебник (тем более, он медиевист - вряд ли его читал) - и не рассчитал реакцию, что и было воспринято в "стукаческом" духе как "сдал" профессоров (по выражению Голубовского).

Но дела важнее слов, тем более, перевранных. 15 сентября состоялось заседание Ученого Совета факультета. Сложно сказать, что происходило за закрытыми дверями, судя по всему, были жаркие споры. Но Ученый Совет (под председательством Карпова) вынес решение, с которым можно ознакомиться здесь, и, думаю, очевидно, что это очень грамотное и взвешанное решение, и уж никак не похоже, что профессоров "сдали".

3. Позиция преподавателей. Здесь надо сразу учитывать, что та часть преподавателей, которая входит в Ученый Совет факультета, естественно, не могла высказывать свою позицию до заседания - по причинам, написанным мною выше. Остальные же свою позицию проявляли - Д.М. Володихин, например, написал парочку статей в "Русском обозревателе". А.Ю. Шадрин, доцент кафедры истории России 20-21 вв., отреагировал на ситуацию еще в конце июня!! Так что упрекать преподавателей в бездействии тоже нельзя.

Однако тут надо добавить еще кое-что. У нас очень много специалистов, и по самым разным историческим периодам и направлениям. Часть из наших преподавателей, думаю, могла просто не узнать о скандале, т.к. их сфера научных интересов лежит далеко от истории России. Это не плохо и не хорошо, это просто так. И это вовсе не означает отсутствия корпоративности, это означает, что у нас действительно много хороших специалистов, которым просто некогда и неинтересно следить за политической и околополитической жизнью страны. А некоторые преподаватели, даже будучи в курсе скандала и имея своё мнение, абсолютно не знакомы со СМИ и с Интернетом - мой научный руководитель, например, вообще не имеет дома компьютера, что не мешает ему быть уважаемым историком и замечательным лектором среди студентов и коллег. События скандала, как все успели заметить, развивались очень быстро, и оперативно отслеживать их можно было только через Интернет.

Кстати, в этом могла быть одна из причин того, что Карпов в ОП сказал что-то, что было неадекватно воспринято публикой. Далеко не все историки, увы, привыкли общаться не только с профессиональной средой, вернее, говорить на профессиональные темы непрофессиональным языком. Один мой товарищ ([info]reichoved ) сказал так: "Надеюсь, Истфак покажет зубы и приобретет динамику, которой нам явно не достает". Я с ним согласен, надеюсь, этот скандал нас многому научит, т.к. если мы сами не защитим честь факультета и историческую науку - то кто же это сделает за нас?

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код