Интервью Наталии Холмогоровой для сайта Каспаров.ру

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Националисты создают региональное общественное движение "Гражданское действие" (РОД "ГРАД"). Руководитель правозащитного центра "РОД" Наталия Холмогорова в интервью корреспонденту Каспарова.Ru рассказала, что собирается поменять положение дел в русском движении и изменить негативное отношение общества к националистам.

— "ГРАД" — это новая попытка создать национальную партию?

— Новая организация "Гражданское действие" станет общественно-политическим движением. Я не создаю партию, потому что считаю, что попытки лихорадочного партстроительства на пустом месте не приносят успеха. Политическая партия должна вырасти естественным путем из сообщества людей, объединенных общими интересами и общим взглядом на определенные проблемы.
Наша организация создается на базе правозащитного центра, работавшего последние два года. Предыдущая наша организация, Русское общественное движение, тоже занималась правозащитой. Это направление мы хотели бы продолжать и развивать. Однако к нам регулярно обращаются за помощью люди, чьи проблемы выходят за рамки чистой правозащиты. Это касается тех, например, в чьих дворах отбирают гаражи и производят уплотнительную застройку. Эти задачи должны решать общественные движения. Меня смущает, что у националистов нет таких организаций, которые могли бы помогать.

— Какова ваша целевая аудитория? Движение будет оказывать помощь только националистам?

— Поддержку мы будем оказывать, как и раньше, всем людям, может, не только русским. А наша аудитория, наши потенциальные сторонники — это люди, близкие к нам по взглядам и при этом люди взрослые, образованные, имеющие какой-то статус в обществе, нацеленные на конструктивную и эффективную работу. Это та аудитория, которая читает националистические сайты и журналы, обсуждает национальный вопрос в соцсетях. Этих людей можно назвать сочувствующими. Но пока они не спешат присоединяться к русскому движению, поскольку национально ориентированные организации отпугивают их своей субкультурностью и, откровенно говоря, маргинальностью.

— Какую цель вы преследуете при создании нового движения?

— Наша миссия — поддержка национально-ориентированного гражданского общества в России. Создание и поддержка сообществ русских людей, способных самостоятельно решать свои проблемы, защищать свои интересы, возможно, идти во власть на местном уровне — словом, быть хозяевами на уровне своего дома или двора.
Если же говорить о более узких целях и мотивах, то главный мой мотив — неудовлетворенность существующим положением дел в русском движении и желание создать альтернативу тому, что вижу вокруг себя.

— Почему решено создать региональное общественное движение "Гражданское действие" на базе аналогичного движения? Некоторые критики утверждают, предыдущая организация была скорее направлена на политическую деятельность, нежели на решение общественных проблем.

— Существующий сейчас ПЦ "РОД" — чисто правозащитная организация. Предыдущее Русское общественное движение также было в основном правозащитным. Все мы в движении уже не первый год и, естественно, будем использовать в новой деятельности прежние наработки. А от политики уйти не удастся, не стоит и пробовать: она все равно догонит. Я трезво сознаю, что нет смысла создавать общественную организацию, не имея в виду политических перспектив, хотя бы в отдаленном будущем.

— В своем блоге вы написали, что организация планирует "бороться не за власть, а за общество". В чем цель этой борьбы?

— Если верить соцопросам, в России сейчас сложилась парадоксальная ситуация: значительная часть населения поддерживает и разделяет национальные лозунги и ценности. Однако те, кто исповедует эти ценности вслух и претендует на выражение национальных интересов русских, народу практически неизвестны. Или известны исключительно с плохой стороны.

— Вы собираетесь изменить эту точку зрения?

— Да. Бессмысленно бороться за власть, если у тебя нет поддержки населения. А современные националистические организации как будто бы не особенно в этом заинтересованы.

— В своем "ЖЖ" вы упоминали о сотрудничестве с партией "Демвыбор" Владимира Милова. Зачем вам сотрудничество с политической партией?

— Человек, занимающийся общественными проблемами, рано или поздно осознает, что для решения этих задач необходима политическая власть.

— Обычное обращение в различные инстанции без политической поддержки никак не сможет решить проблему?

— Обращаясь в различные инстанции, вы остаетесь в положении просителя. Станут ли эти инстанции реагировать на вашу просьбу или нет, это большой вопрос. Все мы с этого начинаем, но через некоторое время понимаем, что мало просто просить или кричать о своих проблемах. Нужен какой-то официальный статус, нужны рычаги, дающие возможность повлиять на ситуацию.

Приведу пример, первое обращение к нам поступило от жителей Кемерова. В одном из районов города закрыли единственную на весь район школу, а в ее помещении собираются открывать центр временного содержания нелегальных мигрантов. Там сложилась инициативная группа, они ходят в разные инстанции, просят помощи, пишут заявления в прокуратуру, но совершенно непонятно, будет ли от этого какой-то эффект. "Нам прямо говорят, что все решено и слушать нас никто не будет", — пишут они. А будь среди них хотя бы несколько муниципальных депутатов, возможно, все сложилось бы по-другому.

— Но почему вы решили сотрудничать именно с "Демвыбором", а не с какими-то националистическими партиями?

— Мы открыты для сотрудничества со всеми комплементарными нам политическими силами. Надеемся на дружеские и взаимно плодотворные отношения и с НДП, и с ЭПО "Русские", и с другими национально-ориентированными структурами.
Сотрудничество с "Демвыбором" по факту у нас уже сложилось. Это не националистическая партия, но последовательно поддерживающая национал-демократическую повестку дня, и у нас с ними нет разногласий. У них еще есть важное преимущество — они официально зарегистрированы. Ни одна националистическая партия не может этого добиться.
Как началась партстроительная лихорадка, мои товарищи решили, что нужно создать собственную политическую партию. Я не стала в этом участвовать. Мои соратники из ДПНИ не смогли получить регистрацию, не думаю, что им удастся этого добиться и во второй раз. Сидеть и ждать, когда тебя зарегистрируют, для меня это неприемлемо.

— Порой и административного ресурса не хватает для решения какой-то проблемы. Взять, к примеру, ситуацию с российскими судами, в которых процент оправдательных приговоров очень мал. Зачем в таком случае заниматься правозащитной деятельностью?

— В таком вопросе, как защита политзаключенных, я вижу свой моральный долг. И когда ты выполняешь этот долг, ты не спрашиваешь, успешный будет результат или нет. Если нет возможности спасти человека, попавшего в жернова репрессивной машины, то нужно хотя бы сделать все возможное, чтобы облегчить его участь.

— Какое у вас отношение к правозащитным организациям, оказывающим поддержку политзаключенным? Почему правозащитники порой обходят стороной уголовные дела, в которых фигурируют националисты, и не так активно помогают им, как остальным активистам?

— В последнее время ситуация стала меняться в лучшую сторону. Так, известного политзэка-националиста Даниила Константинова дружно защищают сейчас практически все вне зависимости от политических симпатий и антипатий. Есть и другие политзаключенные-националисты, вполне "признанные" мейнстримовой правозащитой, например, "Мемориалом".
Однако, действительно, исторически сложилось, что политзэки-националисты в глазах мейнстримовой правозащиты стоят как-то на обочине. Связано это, по-видимому, с политическими предубеждениями. Как правило, наши правозащитники либо либералы, либо в меньшей степени из каких-то левых движений. Правозащитников-националистов в нашем русском общественном движении практически нет. Получается, что в первую очередь внимание уделяется своим, тем, кто симпатичен. Кроме этого, существует такое ложное мнение, что никаких политзэков-националистов быть не может, они все фашисты и ужасные люди. В последние годы этот предрассудок значительно поблек, но отзвуки его сохраняются.

— Скорее всего, это предубеждение связано с тем, что большинство таких движений находится в маргинальном положении и общественность недоверчиво относится к националистам. Как вы считаете, есть ли какие-то предпосылки того, что национально ориентированные движения смогут выйти из "подполья"?

— Любая неустойчивая ситуация, любой кризис дает возможности для развития. Все дело в том, чтобы суметь ими воспользоваться. Сейчас ситуация в России явно неустойчива, новый кризис может разразиться в течение нескольких лет или даже месяцев. Однако последние два года показали, что русское движение, как и оппозиция в целом, пришли к кризису неподготовленными. В истории России за последние сто лет уже дважды повторялась одна и та же ситуация: престол шатается или падает, в верхах идет напряженная борьба за власть, в низах — бурный общественный подъем. Там, где идет речь о самой судьбе нашего народа, русские как политическое сообщество снова и снова остаются в стороне.

Мы не хотим, чтобы это повторилось и в третий раз. Мы считаем, что русское движение должно не просто "выйти из подполья", но и обрело вес, широкую поддержку и стало полноценным участником политической борьбы. А произойдет ли это, зависит только от нас.

Источник: http://www.kasparov.ru/material.php?id=52282C7B01DF1


Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код