Чума на оба ваши дома

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Уничтожение поголовья свиней в личных подсобных хозяйствах Псковской области похоже не на санитарные, а на экономические меры по устранению мелких производителей

«Уничтожение малого свиноводства под благовидным предлогом борьбы с АЧС – это циничное уничтожение конкурента. Монопольное положение крупных свинокомплексов позволит им жёстче диктовать условия».
Из обращения Ассоциации крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) к президенту РФ Владимиру Путину.

Материал Ольги Волковой «Переименован в Свинск», опубликованный в предшествующем выпуске «Псковской губернии», вызвал большой общественный резонанс. Редакция получила множество откликов как из самого Невельского района, экология которого гибнет на глазах в процессе деятельности ООО «Великолукский свиноводческий комплекс», более известного как мегасвиноферма [ 1], так и со всей страны. Как прямое следствие нашей публикации, во вторник, 27 августа, областные чиновники во главе с заместителем губернатора Сергеем Перниковым и руководство Великолукского мясокомбината вынуждены были посетить Невель, собрали жителей в местном ДК и попытались оправдаться: доказать, что огромное свинопроизводство полностью безопасно и у него нет никаких отрицательных последствий. Жители, лично и ежедневно связывающиеся с продуктами жизнедеятельности мегасвинства, не поверили ни единому слову. Разговор доходил до громких тонов. Между тем параллельно сюжету о высоких рисках экологической безопасности для Невельского района развивается еще один – не столь массивный, но от этого не менее драматичный: закравшаяся на юг Псковской области (в том числе в Невельский район) африканская чума свиней (АЧС) вызвала к жизни решения, смертельные для частных свиноводческих хозяйств: их поголовье вырезается полностью в принудительном порядке. Многие фермеры видят в этом попытку (к сожалению, успешную) полностью уничтожить даже самых малых конкурентов «больших свиноматок». На эту тему – очередной материал Ольги Волковой.

Карантин в связи с африканской чумой свиней создал возможность для бурной деятельности десятков чиновников.

В середине лета Псковская область оказалась в кольце из территорий, заражённых африканской чумой свиней. В такой ситуации вопрос о введении чрезвычайного положения по эпидпоказаниям был всего лишь вопросом времени.

И вот началось: 12 июля сообщение о безвременной кончине одного маленького поросёнка пришло из Невельского района. Все вздрогнули – именно там, под Невелем, строит своё хрюкающее царство Великолукский свинокомплекс. Что начнётся, если чума выкосит тамошнее поголовье или если хотя бы часть производственных площадей попадёт в зону принудительного уничтожения потенциально опасных животных, – жутко представить. Поэтому за посмертной судьбой этого поросёнка следили пристально и напряжённо.

Диагноз подтвердился. 19 июля и. п. губернатора Максим Жаворонков подписал указ «О карантине» и постановление об отчуждении свиней и продуктов свиноводства.

На территории, где была выявлена инфекция (деревня Сенютино), ввели запрет на ввоз и вывоз животных (включая птицу), а также животного и растительного сырья.

На территории первой угрожаемой зоны – Плисской волости Невельского района – указ предписывал пересчитать всех свиней и запрещал продавать, перевозить и забивать этих животных. На дорогах, ведущих в зачумлённую волость, поставили посты с «лоханями» для дезинфекции проходящего транспорта.

Во вторую угрожаемую зону угодили Невельский, Себежский, Пустошкинский, Куньинский, Опочецкий, Новосокольнический, Усвятский и Великолукский районы вместе с Великими Луками. Здесь тоже было велено свиней пересчитать, привить (хотя бы от «классической» свиной чумы – африканская не боится вакцинации) и на время прекратить всякие манипуляции, связанные с перемещением свиней – хоть в живом, хоть в «торговом» виде.

В окрестностях деревни Сенютино были «зачищены» все свиньи – несколько десятков хрюнделей из подсобных хозяйств.

- Крупные хозяйства, в том числе свиноводческий комплекс, построенный на территории Невельского района Великолукским мясокомбинатом, под действие постановления об отчуждении не попадают, – поспешил уточнить Максим Жаворонков.

Чтобы карантин был снят, в очаге заражения как минимум месяц не должно быть выявлено новых случаев заболевания. Но даже после этого ещё полгода сам «эпицентр» и первая угрожаемая зона будут жить в режиме ограничений, касающихся перемещения свиней в сельском хозяйстве и торговли продуктами свиноводства.

Указ «О карантине» и постановление об отчуждении свиней и продуктов свиноводства в Псковской области позволили уничтожить полностью всех свиней в частных крестьянских хозяйствах вокруг ООО «Великолукский свиноводческий комплекс», но не коснулись самого свинокомплекса.

Месяц спустя после невельского поросёнка, 14 августа, скончался безымянный поросёнок из Усвятского района. Новым очагом АЧС стала деревня Церковище, указ о карантине был подписан 16 августа уже лично губернатором Андреем Турчаком, а в самой Церковищенской волости объявили режим чрезвычайной ситуации.

На этом фоне прошёл слушок: мол, скоро держать свиней в личном подсобном хозяйстве вообще запретят – оставят свиноводство привилегией только крупных промышленных предприятий.

Чем страшна АЧС? Для жизни и здоровья людей она угрозы не представляет. Для свиньи это практически стопроцентно летальный исход. Даже для той свиньи, которая не болела, но оказалась в зоне бедствия: поголовье свиней, обитающее в очерченной нормативами потенциально опасной зоне, подлежит уничтожению.

В борьбе с заразой «в расход» идут абсолютно здоровые животные. Государство выплачивает компенсации фермерам – из расчёта 40 рублей за кило живого веса уничтоженной свиньи. Возмещение убытка неадекватно нанесённому ущербу – ведь чтобы вскормить этот килограмм, нужно потратить значительно больше денег. Рыночная цена килограмма «деревенской» свинины – порядка 250-300 рублей. На волне нарастающего возмущения власти региона рассмотрели возможность поднять сумму компенсации до 60 рублей за килограмм…

А мы пока почитаем памятку для населения об африканской чуме свиней и о мерах профилактики распространения эпидемии, распространяемую в «чумных» районах: «Появление в районе очага распространения африканской чумы свиней грозит огромными потерями для экономики и местного населения. При установлении диагноза АЧС на хозяйство или населенный пункт, где была зарегистрирована вспышка болезни, накладывается карантин. Он считается единственной действенной мерой борьбы с заболеванием. Всех находящихся в эпизоотическом очаге свиней убивают бескровным методом, туши сжигают. Трупы свиней, навоз, остатки кормов, инвентарь, а также ветхие помещения, деревянные полы и прочее сжигают на месте. Проводится дезинфекция мест содержания животных, а также мероприятия по уничтожению грызунов, насекомых и клещей.

При этом в радиусе 20 км все свиньи, независимо от признаков заболевания, изымаются и умерщвляются бескровным методом, проводятся другие мероприятия, включая уничтожение бродячих животных и грызунов. По условиям карантина запрещается продажа на рынках продуктов животноводства всех видов и вывоз за пределы очага в течение всего срока карантина (30 дней с момента убоя всех свиней и проведения комплекса ветеринарно-санитарных мероприятий). Также в последующие 6 месяцев запрещается вывоз из очага болезни продуктов растениеводства.

Разведение свиней в хозяйствах разрешается только через год после снятия карантина».

Только через год! Получается, что, объявив территорию «зачумлённой», можно полностью очистить её от конкурентов на свиноводческом поприще.

Вирус, реальный или мнимый, становится «киллером» для путающихся под ногами и мешающих воплощению монопольных амбиций свиноводческих предприятий. Ведь для тех свиноферм, которые окажутся в зоне распространения вируса, их «чумной» статус – это однозначная смена профиля деятельности. Свиней – «только через год», помним об этом. А пока предприятие меняет профиль, встаёт на ноги, ищет сбыт – оно практически не опасно с точки зрения конкуренции.

Внешние атрибуты карантина в связи с африканской чумой свиней – специальные санитарные площадки на дорогах – затмили для общества реальные драматические последствия борьбы с АЧС для частных крестьянских хозяйств.

При этом вернее всего такими «чумовыми» методами можно легко зачистить территорию от мелких хозяйств – чтобы потом кормить местного потребителя с одной «большой руки». И эта «большая рука» уже, образно говоря, запущена и в Невельский, и даже в Усвятский район, на чьих территориях размещаются производственные мощности Великолукского свинокомплекса. Понятно, что наличие подобных схем, их выявление и искоренение – работа не ветеринарной службы, а антимонопольщиков и прокуратуры.

Предприниматели дерутся – у покупателей бюджеты трещат. Как правило, «драчки» на рынке невыгодны для потребителя с чисто финансовой стороны. Но в случае с битвой между крупным и мелкими сельхозпроизводителями – не только: речь идёт о благополучии края и о здоровье людей.

Какая разница, откуда на вашем столе взялась свиная отбивная – выросла на частном подворье или в громадном промышленном откормочнике? Разница есть. В методах откорма и в качестве мяса. «Промышленным» поросятам вкалывают такое, от чего они вырастают в «товарную» свинью за 4 месяца вместо полугода, которые требуются для достижения той же цели в обычных условиях – без стимуляторов роста, гормональных и прочих добавок. В народе бродит замогильная формулировочка о том, что мёртвая свинья с мегафермы ещё трое суток растёт.

Однако пока власти региона всё ещё переживают затяжной пик «романа» с крупнейшим сельхозпроизводителем и полностью поддерживают Великолукский мясокомбинат в его начинаниях на территориях Псковской области.

17 августа к нам прибыл заместитель министра сельского хозяйства Дмитрий Юрьев. Чтобы охватить взором тот поросячий пятачок, которым постепенно накрывается Невельский район, замминистра подняли в небеса на вертолёте. И не прогадали – федеральный чиновник, по его собственным словам, «многое слышал, но чтоб такое!». Размах впечатлил гостя. «Все объекты созданы по европейским технологиям и даже лучше. Видно, что инвестор работает, – заключил после полёта Дмитрий Владимирович. – Таких инвесторов надо холить, лелеять и носить на руках». vВ терминах высочайшего благоволения «взять на ручки» значит – дать денег. В связи со знаменательным событием – доведением мощности свинокомплекса до миллиона голов, что должно произойти уже к апрелю 2014 года, – заместитель губернатора Сергей Перников, пользуясь случаем, попросил у Дмитрия Юрьева выделить средства на строительство утилизационного завода. «Готовьте заявку», – с готовностью отозвался заместитель министра. Дело, судя по всему, решённое до встречи и в других кабинетах.

Если практика «сливов» свиного навоза в оборудованные лагуны и попросту на поля и дороги прекратится – для экологии Невельского района и всей Псковской области это будет несомненный плюс.

Однако открытыми остаются многие вопросы, касающиеся экологии этого «свинского» производства. Пока информация слишком скудна, чтобы делать выводы о соответствии планируемых новых бюджетных затрат результату. Но нет никакого сомнения, что это будет очередной мегапроект – с гигантскими возможностями по «освоению» средств…

И к этому моменту малых свиноводческих ферм в зоне интересов Великолукского мясокомбината может не остаться ни одной.

Ольга ВОЛКОВА

См.: О. Волкова. Переименован в Свинск // «ПГ», № 32 (654) от 21-27 августа 2013 г.


Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код