Церковь и политика. Чтобы посадить Евгения Ройзмана священника обвинили в разрушении храма XVIII в.

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Когда храм разрушался - он был никому не нужен. Как только Евгений Ройзман зарегистрировался кандидатом в мэры Екатеринбурга - возбудили уголовоное дело. В течении 8 лет Евгенй Ройзман тратил массу времени и денег, привлекал лучших специалистов по реставрации в России чтобы спасти уникальный храм:

Полиция возбудила уголовное дело по факту незаконной реставрации уникальной старинной церкви в поселке Быньги Свердловской области. Настоятеля храма Николая Чудотворца подозревают в разрушении памятника архитектуры.

В Свердловской области разгорается скандал вокруг храма Николая Чудотворца, возведенного в 1786 году. Настоятеля подозревают в порче памятника архитектуры РФ: без разрешения министерства культуры батюшка доверил реставрацию церкви не квалифицированным мастерам, а реабилитантам антинаркотического центра.

Активные ремонтные работы в храме Николая Чудотворца в поселке Быньги Невьянского района начались 4 года назад по инициативе настоятеля - отца Виктора Зырянова. Не уведомив министерство культуры, батюшка задумал реконструкцию храма, но почему-то пригласил не профессиональных реставраторов, а бывших пациентов наркологического диспансера, которых опекает и наставляет на путь истинный.

Парни быстро взялись за дело и вмиг ободрали стены обители, не оставив и следа от старинных фресок и орнаментов. Безвозвратно погубив бесценную роспись, ребята забрызгали стены эмульсионкой и побелили известкой. Повредили реабилитанты и купол церкви: его они перестроили вопреки всем нормам и теперь церковный свод, по словам экспертов, может рухнуть в любой момент. Осмотрев «обновленный» храм, полицейские пришли в ужас.

- Быньговский храм - один из немногих уцелевших в первозданном виде в советские годы, это красивейший архитектурный памятник, - рассказала сотрудница ГУ МВД по Свердловской области Нина Пелевина. – В свое время его просто закрыли на долгие годы, теперь он вновь распахнул двери для прихожан, но из-за обветшания возникла необходимость в ремонте. Однако о том, каким образом состоялась эта «реставрация», свидетельствует уголовное дело, возбужденное по статье 243 УК РФ «Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры».

Настоятеля храма срочно вызвали на допросы, но батюшка так и не смог толком объяснить, что толкнуло его погубить собственный храм и внести в его облик несанкционированные топорные коррективы.

- О том, что церковь является памятником, я не в курсе, - заявил Life News отец Виктор. - Я не знал, что можно тут делать, а что нельзя.

Однако сыщики ставят под сомнение слова и намерения священника. Во-первых, утверждают полицейские, настоятель прекрасно осведомлен о том, что в 1995 году указом Президента храм был внесен в реестр объектов культурного наследия федерального значения. Во-вторых, как сообщил Life News источник, священника проверяют также на причастность к краже и контрабанде икон XVI-XVII веков.

27 образов из иконостаса были вывезены отцом Виктором в Екатеринбург в реставрационную мастерскую художественного училища имени Шадра. При обыске в мастерской 8 икон были найдены, а вот местонахождение 19 икон, каждая из которых стоит несколько миллионов рублей, по-прежнему установить не удалось. Сыщики не исключают, что с ведома священника образа вывезли с целью нарисовать с них состаренные копии. Подделки бы со временем вернулись в храм, а оригиналы за большие деньги ушли бы в частные коллекции.

- Полиция проверяет информацию о том, что во время несанкционированных реставрационных работ из храма была вывезена часть икон, представляющих собой культурную и историческую ценность, - продолжает Пелевина. – На данный момент их местонахождение неизвестно.

Храм в Быньгах привлекает туристов со всего мира. Изначально он должен был быть построен только из чугуна, для этого владелец местного завода даже писал прошение в Святейший синод, которое было передано императрице Екатерине II. Прихоть купца не была удовлетворена, но церковь все же прославилась своей уникальной архитектурой, сочетающей в себе стили раннего классицизма и позднего барокко, а также набором редких староверческих икон и тех, что были привезены из Греции с Афона.

Комментарии Евгения Ройзмана:

Стало известно в рамках какого уголовного дела проводились обыски и допросы и разгром реставрационного отделения в училище им. Шадра. В рамках этого же дела изъяли и вывезли из мастерской сорок пять икон (зачем?!).

А теперь внимание! Уголовное дело возбуждено по ст. 243 УК РФ, Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры. Предусматривает до пяти лет лишения свободы. Пока в нем нет фигурантов, но полицаи сучат ногами, допрашивают, запрашивают, опрашивают, вынюхивают, пытаются договориться с экспертами (с экспертами, кстати, у них хрен пролезет - в экспертном сообществе все друг друга знают и доброе имя ценится гораздо больше денег и любых преференций) и возбудить это дело в отношении меня, человека, который восемь лет за свои деньги занимался сохранением Быньговского храма, где протекала крыша, вспучивались иконы, сырую штукатурку горстями выгребали из углов и краска лохмотьями висела со стен, а половина резьбы давно осыпалась с иконостасов...

Кстати, предыдущая 242 УК РФ, Незаконное распространение порнографических материалов или предметов, а следующая 244 УК РФ, Надругательство над телами умерших и местами их захоронения. Можно было их вменять, а какая разница?

Тут возня, интриги, выборы, а там знаменитый Быньговский иконостас, который надо поднимать. И мне совершенно понятно, что главное, а что второстепенное.
Позвонил в ГосНИИР (Государственный Научно Исследовательский Институт Реставрации), пожаловался Герольду Ивановичу Вздорнову, он говорит - Позвони в Кирилло - Белозерский музей заповедник Мише Широмазову, там в Успенском, восстанавливали иконостас 16 века, очень качественно сделали, спроси, кто работал.

Звоню. Михаил Николаевич, кто иконостас восстанавливал в Успенском? Он говорит - Очень сильная бригада из Великого Новгорода. Тамара Анисимова занималась. Я обрадовался, позвонил Тамаре Ивановне, стал уговаривать приехать в Быньги. А у нее дел невпроворот, они уже который год восстанавливают древние фрески церкви Успения на Волотовом поле, просто немецкая артиллерия била по этой маленькой белой церкви, разнесли все в щебень, и фрески собирали из горы осколков по маленьким крошечкам, некоторые фрагменты величиной в миллиметр, и бригада реставраторов уже двадцать лет складывает этот гигантский пазл. И отдельно в углу мастерской свалены осколки снарядов.

Но она согласилась, прилетела, и мы с ней поехали в Быньги, и полдня провели на лесах. Она поразилась гигантскому объему проделанной работы, и качеству реставрации. По центральному иконостасу все оказалось проще и сложнее. Когда-то в 19 веке, провалился пол в центральном алтаре, его вскрыли, и засыпали землей и строительным мусором, и утрамбовали, и пол поднялся сантиметров на 20. И столбы иконостаса опустились на сырую землю, и по ним пошел грибок. И за сто лет превратил могучие опорные столбы в труху. Просто плесень.
Тамара Ивановна сказала, что справимся, что она сама будет руководить работами, и что наши парни сумеют сделать все как надо, потому что она убедилась, что они умеют работать.

И когда мы с ней уже выходили из храма, ко мне подошла одна пожилая женщина, прихожанка, встала за спиной, и говорит - Женя, полицаи приходили. Я так же, не оборачиваясь - Что хотели?
- По твою душу. Говорят, Ройзман - то, небось, древние иконы на реставрацию забирает, а возвращает новые подделки! А я им говорю - Да окститесь, дуралеи! А они говорят - А наркоманы - то, которые работают, небось колются да бухают! А я им говорю - Неправда, они хорошие парни, всем помогают, и у нас их уважают.....
- А они что?
- Да, расстроились шибко. Сказали, еще приедут.

Несколько дней назад полицаи приперлись в реставрационную мастерскую училища имени Шадра. Приволокли собой представителей интерпола, министерства культуры, и т.д. Нюхаются, шмонаются, ведут себя по хамски: "Сейчас мы выясним, откуда у ваших икон ноги растут!" Директору училища это внове. Переживает. Министерским тоже всем неловко. Полицаи якобы получили сигнал, что в Быньговском храме пропал иконостас. И вот, проводят проверку. Скорее всего, и сигналов-то никаких не было, у меня и прочитали.

"Наши в Быньгах разобрали центральный иконостас. Это уникальное сооружение 1797 года. Изнутри иконостас снизу до верху покрыт толстыми слоями штукатурки. Наштукатурили за двести-то лет. Много тонн накопилось. А внутренние столбы подгнили. И иконостас стал закашиваться. И оперся всей своей многотонной тяжестью на две иконы. Одна из них - Спас ростовой, с правой стороны, уже лопнула посредине, но держит. А на верхнем ярусе заклинило Рождество Христово.

На днях будем поддомкрачивать и вытаскивать. Главное, чтобы он не сложился.

Парни поставили леса снаружи и изнутри"

"А я из-за иконостаса центрального много лет переживал. Я видел, что он закашивается, и у меня не было возможности приступить и сердце болело. А сейчас парни все сделали, у меня отлегло. Сейчас точно поднимем. Заодно раскроем все иконы, восстановим резьбу, заменим несущие столбы, кинем новые лаги и перестелим пол. Это очень большое и серьезное дело". Увидели, что все в наличии, что работа идет, не знают пока что делать. Стали обзванивать некоторых искусствоведов, рассказывать ужасы о пропаже иконостаса, о подмене подлинных икон подделками, о вывозе икон за рубеж, такие сказки для идиотов. Здесь такое не пролезет. Один умник из полицаев выдал привычное меню - А вот у нас есть заявление от одной бабушки, у которой пропали иконы 17 века. Они наверное здесь у вас хранятся.

Ко мне прицепиться не получается, надо кого-то наказать. А за что? За то что восемь лет своими силами и за свои деньги с помощью добрых людей Быньговский храм реставрируем и ремонтируем? Для начала, попытаются наказать директора училища, чего-нибудь придумают, потом попробуют как-нибудь меня оболгать. Будут рассказывать, что это народное достояние, а там наркоманы работают, и учета не ведется. Ну, во-первых, учет ведется такой, как вам и не снилось, и за восемь лет ни разу ничего не пропало, во-вторых, никому кроме нас не было дела до народного достояния, когда зимой в храме было до -30 (до - 10 отец Виктор служил!), а весной, осенью и летом во время дождей вовнутрь лилось так, что все ведра, тазики и корыта подставляли, а сырую штукатурку из стен в углах мы горстями выгребали.... Роспись масляная лохмотьями со стен висела. А отец Виктор держался за сердце и не знал к кому обратиться за помощью. Что-то никто из разнообразного начальства не вспоминал что это народное достояние.

Что могут рассказать? Что мы плохо реставрируем? Да ладно, с чего вдруг? Руководитель реставрационного отделения закончил Академию им.Репина, прямой ученик знаменитого Ю.Г Боброва, самый сильный реставратор по Невьянской иконе. Мы на постоянном контакте с Государственным Научно - Исследовательским Институтом Реставрации, с музеем им.Андрея Рублева, с ГИМом, в Быньги мы привозили всех крупнейших специалистов, нашу работу знают все исследователи Невьянской иконы. Без сомнений, мы здесь лучшие.
Кроме того, прежде чем приступить к реставрации центрального иконостаса, мы перекрыли купол, открыли верхний барабан, отсекли воду, сделали отопление, переложили весь пол (каждая плита под 40 килограмм), оштукатурили весь внутренний объем, открыли две башни, которые были замурованы, дали свет, и восстановили роспись, отреставрировали все царские врата, и иконостасы левого и правого пределов и еще огромный объем работы сделали за эти годы. И никого не было рядом - ни охраны памятников, ни правительства области, ни росохранкультуры, и все смотрели, как мы работаем. При этом, как обычно, мы не попросили и не потратили ни одной копейки бюджетных денег. И вот вдруг все вспомнили и подхватились и забегали. Самим-то не совестно?

Понятно, что все это накануне выборов. Тревожно лишь что возможно хотят уничтожить Быньговский реабилитационный центр - один из самых успешных в России.
Но то, что полезли через реставрацию, через иконы, говорит о том, что ничего серьезного у них на нас нет, и придумать не могут. Так, ногами сучат.
Думаю, что в ближайшее время полезут в музей Невьянской иконы, у них это перед выборами обязательная программа. Ничего нового придумать не могут.


Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код