Испытание Румынией: Европа утрачивает толерантность

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Испытание Румынией Европа на глазах утрачивает толерантность и политкорректность, когда речь заходит о восточноевропейских членах ЕС.

7 марта на встрече министров внутренних дел и министров юстиции стран ЕС обсуждалось вступление Румынии и Болгарии в зону Шенгенского соглашения. Если такое разрешение было бы дано, жители этих государств смогли бы перемещаться по 26 странам Шенгена без паспортов, как по единой территории. Но этого не произошло: Евросоюз отложил решение о присоединении Болгарии и Румынии к Шенгену. Германия, Нидерланды и Финляндия заранее заявили, что будут голосовать против вступления Румынии и Болгарии в Шенген, поскольку опасаются, что через эти страны, с их высоким уровнем коррупции и большой вероятностью «покупки» виз за взятки, в Европу хлынет поток организованной преступности.

Миграция из бедных стран в богатые в погоне за пособиями и более высоким уровнем жизни — настоящая головная боль для объединенной Европы, и слово «Румыния» в последнее время стало нарицательным обозначением этой проблемы. Румыния и Болгария стали членами ЕС в 2007 году. История этих двух стран, и особенно Румынии, десятилетиями страдавшей под гнетом семьи Чаушеску, вызывала в Европе огромные симпатии. Еще некоторое время после присоединения страны к Евросоюзу в Британии работали благотворительные фонды «Друзей Румынии», собиравшие средства на борьбу с бедностью в этой стране.

Однако с учетом исторического прошлого и специфики этих стран некоторые старые члены Евросоюза — как, например, Великобритания — все-таки воспользовались правом ограничить на семь лет возможность для жителей вновь вступивших право работать и пользоваться некоторыми другими социальными льготами на своей территории. Этот семилетний запрет истекает в январе 2014 года, и продлить его больше нельзя. Другие члены ЕС — например, Германия — этим правом не воспользовались, и сразу дали румынам и болгарам полное членство.

На прошлой неделе я читала в британских газетах мнение мэра индустриального города Дуйсбург (земля Северный Рейн-Вестфалия, на границе с Нидерландами), где поселилось много румын. Чиновник говорил, что они оставляют горы мусора «выше моего роста», посылают детей воровать, а девушек — заниматься проституцией, и добавил, что в одном из домов на 40 квартир живет 400 румын и болгар. «Это уже стоит нам миллионы и будет стоить еще больше в следующем году», — добавил он.

Румыны стали второй иностранной национальностью по числу задержанных за преступления британской полицией. Лидируют в этом списке поляки

Интересно, как толерантная и политкорректная Европа на глазах утрачивает эти качества, когда речь заходит о восточноевропейских членах Евросоюза. Почти каждый день я встречаю в газетах то сообщения о таборе из Румынии, который самозахватом раскинулся в прелестной сельской местности в Британии, вызывая возмущение местных жителей, то вижу фотографии румынских цыган, промышляющих мытьем лобовых стекол остановившихся на светофоре автомобилей в центре Лондона. Разница в стиле одежды, жизни, социальном поведении, конечно, очень заметна.

«Румыны и болгары захватили уже 175 000 рабочих мест в Британии — хотя рынок труда для них еще не открылся», — написала на днях Daily Mail. И она же — неделей раньше: «28 000 румын задержаны в Соединенном Королевстве за преступления в последние пять лет… при том, что их тут всего 68 000!».

Именно румыны стали второй иностранной национальностью по числу задержанных за преступления британской полицией. Лидируют в этом списке поляки, которых в Британии около полумиллиона

Поскольку жителям Румынии нельзя было официально работать в Великобритании, за исключением сезонных сельскохозяйственных работ, а бедность в стране очень высока, после вступления в ЕС они действительно устремились в другие европейские страны. Тем более, что румынский язык гораздо ближе к итальянскому, испанскому, португальскому, чем к английскому. Поэтому с учетом относительно небольшой популяции — всего около 80 тысяч человек – впечатляет, конечно, что именно румыны стали второй иностранной национальностью по числу задержанных за преступления британской полицией. Лидируют в этом списке поляки, которых в Британии около полумиллиона.

Британские политики требуют от правительства озвучить цифру ожидаемой румынской миграции в страну после января следующего года, когда тут можно будет работать. Все опасаются огромного давления на рынки труда, жилья и социальные льготы. Правительство старается максимально уклониться, потому что неблагодарное дело — давать прогноз на то, что очень трудно спрогнозировать, тем более что какую цифру ни озвучь – она все равно будет встречена негативно.

Недавно посол Румынии в Соединенном Королевстве, выступая по телевидению, попытался успокоить британскую публику на этот счет словами о том, что «все, кто хотел сюда приехать, уже находятся тут», и можно не опасаться большого притока мигрантов после снятия запрета на работу. Со своей стороны, попытался разрядить обстановку и премьер-министр Румынии Виктор Понта, который в среду, накануне голосования в Евросоюзе о вступлении этой страны в зону Шенгенского соглашения, заявил, что хоть этот вопрос и остался в повестке дня, но «приоритетным он больше не является». И тут же добавил, что правительство многое сделало для того, чтобы Румыния все же вошла в этот Клуб, и в целом надеется на позитивное решение.

На самом деле, вхождение в состав Шенгена для Румынии — роскошь, без которой в принципе можно обойтись, имея в кармане членство в Евросоюзе. Семь последних лет показали, что жители этой страны умеют адаптироваться, терпеть и ждать, потому что они хорошо понимают на собственном опыте, что почти любая работа в богатой европейской стране лучше и прибыльнее, чем в своей, а детей лучше растить там, где о них заботится государство, где они получают понятное и признаваемое в мире образование, и где на них дают хорошие пособия. Поэтому, несмотря на решение Евросоюза по поводу Шенгена, испытание Европы Румынией продолжится.
Ирина Демченко


Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код