Конфликт между израильтянами и палестинцами и большая ближневосточная война - разные вещи

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Станет ли операция Израиля в секторе Газа своего рода прелюдией к большой войне на Ближнем Востоке?

Отвечает научный руководитель Института прикладного востоковедения и африканистики Саид ГАФУРОВ.

– Вооружённый конфликт между израильтянами и палестинцами и перспектива большой ближневосточной войны – это всё же разные по природе события.

Операция в Газе, совершенно очевидно, началась в результате предвыборного процесса в Тель-Авиве. Перед выборами войну устраивают, только имея в виду сами выборы.

Политикам в Израиле важно показать, что они врагам спуску не дают. Это очень нравится избирателям, особенно той категории, за которую борются – это элементы, в основном живущие за счёт материальной помощи. Обычно такие люди голосуют за сильные личности.

И вот израильские политики решили продемонстрировать, что они сильные личности. И нанесли первыми точечный удар, убив одного из военных руководителей «Хамаса» Джабари.

Палестинцы ответили. Но у них ракеты неуправляемые, а у Израиля высокоточные. Потому потери несопоставимые. В Палестине погибли дети, журналисты…

В результате у Израиля очередной виток джингоизма – ура-патриотизма: «Мы лучше всех!». И неопределившиеся избиратели теперь готовы голосовать за Нетаньяху.

Что касается большой войны на Ближнем Востоке, то здесь много зависит от людей, которые оказываются в роли принимающих решения. В принципе нельзя предсказать, будет война или нет, лишь на основании имеющегося опыта. В XXI веке совершенно иная ситуация, чем были ранее, и в военном отношении тоже.

НАТО твёрдо настроено на решение стратегической задачи по превращению Средиземного моря в своего рода «озера НАТО», когда эту зону будут контролировать полностью либо натовские страны, либо их верные союзники, как Тель-Авив.

Сегодня остались две средиземноморские страны, являющиеся препятствием для создания «озера НАТО», – Сирия и Алжир. В Алжире всё поняли, забеспокоились, начали перевооружаться, совершенствовать систему ПВО. А в Сирии известно, что происходит.

Желание взять Средиземноморье под полный контроль – не самоцель. Настоящая цель объявлена открыто европейцами, она озвучена в интегрированной промышленной политике ЕС, принятой в позапрошлом году, и в стратегии по сырьевым материалом, утверждённой в прошлом году.

Стратегия такова: Европа (читай – НАТО) будет защищать права своих компаний в Африке всеми доступными средствами. А Средиземное море – это естественная граница между НАТО и Африкой.

Как цель по защите интересов компаний достигается, мы видим: ни в Ливии, ни в Кот-д’Ивуаре, ни в других странах европейцы не церемонятся и каждый раз получают поддержку от НАТО и США.

Такая политика направлена, помимо прочего, и против России, но мы в данном случае не главная цель, важней для европейцев – Китай.

Теперь что касается идеологической стороны этой политики. На международных конференциях, проводимых под эгидой Всемирного банка и Международного валютного фонда, сейчас вовсю обсуждается концепция, твердящая, что природные ресурсы – это общее достояние человечества.

Такая концепция ставит под сомнение национальные суверенитеты. Ибо утверждает, что западные государства имеют право вмешиваться в дела других стран, если там природные ресурсы используются – с точки зрения Запада – «неэффективно».

Это идеологическое обоснование неоколониализма XXI века.

Кстати, в самой Европе тоже есть нефть, но она скрыта под городами и её добывать очень дорого. Поэтому европейцы и объявляют: чужая нефть – это тоже наша нефть, ибо она – достояние всего человечества.

Такая ситуация, конечно, чрезвычайно опасная. Раньше Запад хотя бы стеснялся такое говорить, используя завуалированные формулировки, например, говоря о «демократизации». Сейчас же они открытым текстом заявляют, что будут любой ценой защищать интересы западных компаний в Африке.

В Кот-д’Ивуаре французский Иностранный легион просто сместил законно избранного президента, его победу признал и Конституционный совет. Французы же сделали президентом человека, работавшего в Международном валютном фонде.

Позиция России по Ближнему Востоку, которую обозначают президент Путин и министр иностранных дел Лавров, по-моему, очень правильная: надо остановить насилие, нужно прекратить убивать людей.

И такое требование бьёт по инициаторам насилия. А мы видим, кто стреляет первым… Позиция России направлена против агрессоров.

Надо обязательно остановить кровопролитие.

Все остальные требования должны исходить из этого – самого главного.


Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код