Александр Лукашенко: «Мы — русские люди»

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

2 апреля знаменательная дата в нашей истории – День единения народов Беларуси и России. В канун 15­летия создания Союзного государства Президент Беларуси Александр Лукашенко встретился с рядом руководителей российских СМИ. Наш журнал представлял заместитель главного редактора Александр Черняк. Разговор, продолжавшийся более 4 часов, шел по широкому кругу проблем. Ниже публикуем фрагменты его.

«РФ сегодня»: Вот уже 15 лет Союзному государству, но по­прежнему его нет в том виде, в котором декларировалось. Во всяком случае, не достигли того, что хотели. Почему оно буксует? Речь шла об объединении экономик, общей валюте, создании общей управленческой надстройки. Пока создали только Таможенный союз...

Александр Лукашенко: Таможенный союз — это одно, а Союзное государство — другое. Когда мы создавали Таможенный союз, постоянно обращались к Союзному государству. Его создание — гигантский шаг вперед. Но вы правы, надежды людей пока не в полной мере оправдались. Коротко отвечу, почему медленно идет строительство Союзного государства. Мы не провели референдума, у нас нет основы строительства Союзного государства. До сих пор нет Конституции. Это фундамент любого объединения. Нельзя дом строить с крыши. Сегодня фундамента нет. Но твердо уверен: рано или поздно референдум состоится, и у нас будет Конституция, хотя сегодня Россия вышла из некоторых договоров, подписанных ранее. Я имею в виду прежде всего соглашения о равном функционировании хозяйственных субъектов. Если у нас общий рынок, мы должны плавать в одной воде.

Несмотря на всевозможные «газовые», «молочные» и другие войны, мы кирпичик за кирпичиком укладываем в это самое Союзное государство. Уравняли в правах граждан на получение образования, здравоохранения. При пересечении границы никто кованым сапогом не стучит в дверь под Оршей и Смоленском. Статус русского и белорусского языков одинаков. В какой еще стране русский язык является государственным? Ни в какой. У нас сегодня нет различия между русским и белорусом.

Некоторые думают, что Лукашенко и Путин враги! Никогда не были врагами, хотя нас пытались столкнуть лбами... Я там где­-то что-­то сказал, он что-­то сказал... Было. Но, повторяю, до вражды не доходило. Встречались, обсуждали, спорили. И вот последняя встреча в марте на заседании Совета министров Союзного государства — это прорыв в наших отношениях. Подписали соглашения о строительстве АЭС, которое три года мурыжили.

В принципе, нерешенных вопросов в сфере экономики не осталось. Думаю, что в ходе предстоящего моего визита в Москву и встречи с Дмитрием Медведевым все политические и военно­стратегические проблемы разрешим.

«РФ сегодня»: А когда все­таки будет полноценное Союзное государство?

Лукашенко: Если бы только это от меня зависело, я бы даже временные рамки обозначил бы. Россия уже практически вступила в предвыборный период, и вряд ли в это время будут приниматься какие­то радикальные решения. Но все может быть. Вопрос актуален для ваших людей и политиков и для наших.

«РФ сегодня»: Весь мир потрясен трагедией в Японии, а вы в это время принимаете решение строить у себя атомную АЭС...

Лукашенко: А что делать? Мы уже вторую пятилетку идем по пути глубокой модернизации экономики. Атомные технологии в Беларуси не развивались, хотя специалисты есть, и часть из них занята на Смоленской АЭС. В то же время в стране есть перекос в источниках получения электроэнергии — все в основном (до 80 процентов) на природном газе. Естественно, встал вопрос о диверсификации этого сектора. Пришли к выводу: без АЭС не обойтись. Со своими предложениями обратились японцы, французы, китайцы. Предпочтение отдали России.

Не менее важное для нас и второе направление — космос. Готовим к запуску спутник. Первый блин оказался комом — упала ракета. Сделали новый спутник. Основные детали, элементы, оптика, электроника —белорусские. Создали свой центр управления полета, адаптировали его к российским элементам — будет работать как единое целое. Буквально через несколько месяцев спутник будет в космосе.

Спутники... Знаете, как меня критиковали за это! Дескать, последний диктатор в центре Европы сидит, видите ли, спутник ему захотелось запустить. Невдомек им, что суть не в спутнике. Не так уж надо белорусам дистанционно зондировать нашу Землю. Страна небольшая, можем на вертолете облететь за день и увидеть все. Это коммерческий проект, возможности, школа. Белорусские ученые и предприятия с советских времен работали на космос. Неразумно уничтожать все. Надо с пользой распорядиться. Заключили договоры с другими государствами, скажем, с Китаем. Они платят большие деньги, а цена нашего спутника невысокая. Выгода очевидна, потому и развиваем вместе с Россией в рамках Союзного государства космическое направление.

Белорусская армия сегодня считается одной из лучших в Европе. Зачем она нам? Мы что, защититься в одиночку сможем, если против нас начнут войну? Нет. Тогда зачем нам эта армия?! Мы сегодня 75 тысяч человек одеваем, кормим, обуваем.

Теперь задам риторические вопросы: если не было бы белорусской армии, не было щита, как бы чувствовала себя Россия, и во что бы это обошлось? Перед Москвой здесь, на западе, ничего же, кроме нас, у России нет. Мы защитники ее, создали региональную группировку сил. С Медведевым, надо отдать должное, учения совместные провели, когда армии белорусские и российские участвовали как единое целое, и натовцы возбудились. Были задействованы Балтика, Беларусь, Ашулук (Астраханская область), Московский военный округ. Все было поднято, как в самые сложные времена. Это были супермассовые учения. Это была отработка единых действий. Так кому эта армия нужна? Ответ понятен — Союзному государству.

«РФ сегодня»: Мудрость гласит: кто не знает своей истории, у того нет будущего. И историки, и простые люди говорят вам спасибо за издание 146 томов истории Беларуси под общим названием «Память». Это бесценный исторический документ.

Но, тем не менее, в нашей общей истории, о которой сегодня говорим, есть люди, которые сыграли в становлении наших стран великую роль, но как­то незаслуженно отодвинуты в тень. Прежде всего я бы назвал Рогнеду — Полоцкую княжну, которая стала женой Владимира Красное Солнышко, родила четверых парней, двух девочек. Они потом стали великими князьями и, по существу, возглавили украинский, белорусский и российский народы, поскольку один — Ярослав Мудрый сел на Киевский стол, Изяслав — на Полоцкий, Всеволод — на Волынский, Мстислав — тмутараканским князем стал, а это территория от Тамани почти до Смоленска. А вот в Полоцке нет ни улицы Рогнеды, ни памятника ей.

«РФ сегодня»: В Витебске под вашим патронажем проходит «Славянский базар» и пользуется огромным успехом. Почему бы не учредить на нем премии для женщин­победительниц «имени Рогнеды», а для мужчин — «Александра Невского», который женился тоже на витебской княжне Александре и таким образом продолжил род Рогнеды в России.

Или другой пример такого человека, тоже незаслуженно отодвинутого в тень, —канцлера Николая Петровича Румянцева. Это он из захолустной деревушки сделал красавец­город Гомель. Румянцев в Беларуси ввел новую систему обучения, когда младшие и более знающие помогают менее знающим. А почему бы не учредить премии или стипендии именные «канцлера Румянцева» для студентов или для молодых бизнесменов, ибо он был и первым министром коммерции в нашем государстве?! Российский сенатор, Председатель Комиссии Совета Федерации по культуре Виктор Лопатников написал книгу о Румянцеве, просил передать ее с дарственной надписью Вам и Национальной библиотеке.

Лукашенко: Предложения принимаются. Если говорить о Румянцеве, то мы немало сделали, особенно там, где он ступал ногой. К примеру, переговоры проводим во дворце Румянцевых­Паскевичей, в Гомеле. И о Рогнеде, княжне Полоцкой, говорим. Есть спектакль о ней, СМИ пишут. Но, наверное, этого мало. В России так и вовсе мало знают о той же Рогнеде. Вы правы. Как мы, так и вы, начинаем забывать свою историю...

Что касается издания «Память», то решение было принято еще в последние годы Советского Союза, и не только у нас, но и в России.

Почему это поддерживал, даже когда денег не было? Я историк по первому образованию, и мое понимании истории — да, личность важна. Но не только личность. И народ. Сталин, Жуков, другие — да, они люди заслуженные. Абсолютно. Вообще­то в Беларуси о Сталине не принято плохо говорить, потому что не было бы Сталина, так граница под Минском шла бы. Он ее отодвинул на те рубежи, где и должна быть граница Беларуси с Польшей. Я категорически предостерегаю всех от того, чтобы мы бросали камни в историю. Камень бросишь, а она потом начинает из пушек стрелять. Миллионы людей погибли. И о погибших героях, и о простых людях надо знать. У нас нет ни одного памятника неухоженного. И я не жалею, что сделал то, что вы когда­то задумали. Сегодня видим лицо народа в этой войне — простых людей, которые немало сделали. Все­таки они основная движущая сила, основа этой Победы. Для меня это главным было в осуществлении проекта «Память». Может, это первая такая попытка. Может, не все там с точки зрения сегодняшнего дня красиво, но там есть фамилии, там есть люди, которые принесли Победу.

«РФ сегодня»: На ваш взгляд, какую роль средства массовой информации должны занимать в гражданском обществе?

Лукашенко: Все­таки воспитательную функцию должны осуществлять. Ну и коль говорите, что вы власть — четвертая, значит, должны и функции государственные, властные осуществлять.

Вы говорите о гражданском обществе. Я, в общем­то, не знаю, что вы вкладываете в это. Красиво звучит — «гражданское общество». А что они понимают под этим? Это как демократия. У них там море стандартов, но цель одна — наклонить, сломать. Возьмем только часть того, что они проповедуют — роль оппозиции. Оппозиция должна быть видна в СМИ, хотя она имеет и свои СМИ. Государственные средства в основном нашу точку зрения отражают, но мы, хотим или нет, все равно деятельности оппозиции касаемся, и даже «пятой колонны» в Беларуси, потому что она существует. И умный человек всегда отличит конкретный факт от пропаганды, как бы мы это ни пытались упаковать. Поэтому, подводим черту, основа, как я считаю, — объективность, правдивость. Вот этого не хватает.

Я за объективность. Я осуществляю власть, не держу ее растопыренными пальцами, упаси Господь. Дедушка Ленин учил: власть тогда чего­то стоит, если умеет защищаться. И это правильно. Про меня говорят: «Вот, он тут сел… и узурпировал власть».

Что значит «узурпировал власть»? Меня народ для чего избрал —для того, чтобы я сидел и смотрел, как страну перевернут?!

На моих глазах Беловежская Пуща случилась. Говорят, что уже поздно было. Я бы очень определенно поступил в той ситуации: никого бы не бил (я это публично сказал, когда голосовал против распада Советского Союза), а вокруг резиденции в Беловежской Пуще, где собрались подписанты, разбросал бы егозу (или как она называется, эта колючая проволока, через которую не перепрыгнешь, а если влезешь, то порежешь все на свете?). И все: пейте, отдыхайте, гуляйте, даже спецсвязь не отключал бы. Звоните Бушу, звоните, куда хотите, но сидите там. Все демократично. Как бы народ отреагировал?

Аплодисментами.

Возвращаясь к вопросу о СМИ, подчеркну: у каждого журналиста есть свой взгляд на то или иное событие, факт, но надо стараться, чтобы это было изложено объективно. Ну и совсем недопустимо, когда журналист начинает врать за деньги. Вот тебе заказали это, и ты знаешь, что это неправда, но пишешь. Это катастрофа!

На мой взгляд, настоящий журналист не кривит душой, когда читаешь его строки, видишь, он убежден сам. Я таких людей уважаю, даже если они не придерживаются моей точки зрения. И когда у нас выборы были, мне говорят: «Давайте этого не будем приглашать, пускать, давайте этого». Я говорю: «Мужики, надо всех пустить. Пусть приедет и увидит. В силу того, что он далеко зашел, он не может отказаться сиюминутно от своих убеждений, пусть смотрит, даже если он враг твой, он увидит то, что есть реально, на самом деле. И даже не в своем издании, а в семье, кругу друзей. «Да, вот мы писали сюжет так, а ведь это не так». И это уже благо. Отсюда маленькие эти росточки правды пойдут.

Меня бесит, когда пишут, что вы субсидируете экономику Беларуси. Беспошлинная нефть и так далее —субсидии. Я так скажу: если вам Единое экономическое пространство во вред и Таможенный союз, а это в рамках Единого экономического пространства, так вы не делайте этого, не идите на это. То есть говорят одно, и это благо —беспошлинная нефть, но не говорят другое, что мы субсидируем каждого россиянина, получив беспошлинную нефть за полцены, свою продукцию, и не только сельского хозяйства, отправляем в Российскую Федерацию. И тем самым экономим вам финансы. А это примерно 30 миллиардов долларов (имеется в виду за прошедшие годы).

«РФ сегодня»: Россия в 2009 году импортировала продовольствия из Беларуси на 35 миллиардов долларов, в 2010 году — уже на 45 миллиардов долларов. По всей вероятности, в этом году эта цифра вырастет еще больше. А сможет ли Беларусь и дальше увеличивать поставки продовольствия в Россию?

Лукашенко: Конечно, Беларусь не закроет продовольственную дыру в Российской Федерации. Во­первых, будущий год в плане продовольствия в России будет сложнее, чем страшный прошлый год. Почему? Потому что скажутся последствия. В сельском хозяйстве это же не в промышленности: сегодня гайку не выточил, завтра две сделаешь. Если вы вырезали маточное поголовье (кормить нечем было), то, чтобы вырастить корову, надо три­пять лет. Если недополучили хороших семян, то вы их уже зимой не получите. Надо купить. А какие это будут семена? Село на дотациях сидело, денег нет, и удобрения сегодня не купите... Последствия растянуты на несколько лет.

Выкладывать 50 миллиардов долларов на импорт продовольствия, это даже для России очень много — это весь ваш Фонд национального возрождения. Выкидывать такие деньги, имея столько земли, где можно производить то, что Беларуси не снилось, это тоже плохо.

Мы готовы помогать вам. И помогаем. Первым к нам обратился Татарстан. Приехал премьер­министр, я его давно знаю, попросил картошки, соломы, других кормов. Мы полностью удовлетворили потребность республики в картофеле. Потом ленинградцы приехали. И им пошли навстречу. Доллар за килограмм платили картофеля. Никогда такого не было. У себя продают за 2—2,5 доллара. Отдали россиянам все, кроме семян и запаса, который нам нужен был на зиму. И на этот год со многими договорились. Семена заготовили. Потому что если нет картошки, то и семян нет, а весна на дворе. Обрезали контракты с другими государствами, даже с Венесуэлой, чтобы помочь России. И сейчас 80 процентов всего нашего экспорта в Россию — это продовольствие. Помогаем и готовы помочь. И нам это выгодно, потому что нечем же платить будет за газ и нефть (еще цены в 2 раза подскочили).

«РФ сегодня»: Люди говорят: то, что сегодня они видят в Беларуси, это воспринимается как социализм XXI века. Почему вы избегаете этого слова? Как вам видится перспектива необходимости какого­то массового движения, массовой партии?

Лукашенко: По поводу социализма. Мне это близко. Недавно в очередной раз, в разговоре о создании в Беларуси партии, которая бы разделила участь Президента и как­то поддерживала (это пока такие закрытые разговоры, мне пишут академики, другие люди), я думал о том, что же это будет за партия? Все это на душу не ложится. Социал­демократическая партия? Социалистическая партия? Коммунистическая партия? Само название говорит об идеологической основе этих партий. Если социалистическая — понятно. Если какая­то правая партия — это тоже понятно.

Когда я думаю о партии, думаю, что она все­таки должна снизу образоваться, а не сверху.

Я хочу, чтобы партия возникла снизу и не развалилась бы после того, как сменилась власть. У нас была публичная дискуссия накануне выборов. Я сказал, что не буду мешать созданию партий, в том числе оппозиционных, но и создавать их не буду, потому что жизнь их недолговечна. Хотелось бы, чтобы эту партию жизнь востребовала.

Я — член Компартии. Свой партийный билет не сжег, как это модно было в те времена. Мне в партию было непросто вступить, не очень­то хотели тогда интеллигенцию принимать (рабочих, крестьян — да). Я сознательно вступал в нее, и до сих пор партийный билет у меня. Когда стал Президентом, пообещал, что ни в какую партию вступать не буду, выступая как­то перед людьми, сказал, что мы в стране должны построить общество по принципу социализма. Но много об этом не распространяюсь.

В душе я социалист. И понимаю социализм как общество, которое мы пытаемся в Беларуси построить, общество социальной справедливости, чтобы не было разбежки большой между бедными и богатыми. Социализм не отрицает частной собственности. Я ее тоже не хочу отрицать. Но частная собственность, выстраданная тобой, твоими руками созданная.

Из рыночной экономики для меня приоритет абсолютный —это конкуренция. Не та «свобода ценообразования», «свобода…». Это блеф все! У вас рыночная экономика? А когда «жареный петух клюнул», даже Путин говорит, что «стоп ценам на нефтепродукты». Государство должно выполнять свои функции. И если где­то проблема, надо вмешиваться, решать ее. Но абсолютный приоритет — конкуренция.

И второе. Инициативу человека душить нельзя. Хочет человек —дай ему возможность. Но честно. Вот мы сейчас Директиву № 4 издали. Первые три — по безопасности, дисциплине, энергетике. И вот 4­я — по предпринимательству. Главный лейтмотив Директивы — раскрепостить человека. Наши предприниматели это поняли по­своему — налогов нет, свобода полная, что хочу, то ворочу, и прочее. Ребята, душить свободу предпринимательства не будем, но, коль мы вас поддерживаем (у нас же просто зарегистрироваться, у нас разрешительного метода нет, у нас заявительный метод регистрации для предпринимателей — пришел, заявление оставил, две справки и пошел, пожалуйста, то есть идите, делайте, но честно). Не дай Бог, налоги не уплатишь — будет почти как в Америке, там самое страшное преступление — это налоговое. И потом, вы должны знать, если мы вас поддерживаем, создаем, то государство от этого должно что­то иметь. Что? Налоги. Поэтому, если вы в этой Директиве видите, что вы налоги платить не будете, то до свидания, нам не по пути. Социализм этому не противоречит.

Если говорить о коммунизме, то мы просто испохабили это понятие. В свое время перед выборами Президента, когда обсуждали модель развития, я говорил: «Нам надо учиться у Китая. Не надо ломать, не надо крушить, не надо и Компартию гробить. Посмотрите, как они приспосабливаются к новому (а у нас же условия были лучше тогда в Советском Союзе —мы опередили бы Китай). Нам надо этим путем идти, не ломая ничего». Мне возражали: «Ты еще в «банановую республику» какую­либо съезди и нам привези что­то». Два десятка лет прошло. И что Китай нам демонстрирует! И хорошо, что мы взяли многое у китайцев. Конечно, там специфика своя, но у них многому можно научиться. И мы учимся.

Я стараюсь не вмешиваться в жизнь партий. Хотя коммунисты — это единственная партия, которую мы поддерживаем. Это наша история, поэтому и поддерживаем их. Но по своим убеждениям, я социалист.

«РФ сегодня»: Александр Григорьевич, людям свойственно мечтать. О чем Вы мечтаете?

Лукашенко: Хотел бы начать с того, что я не боюсь откровенничать, ни в коем случае. И часто мечтаю. Очень люблю природу, людей, люблю все живое, зверей, птиц. Ни разу на охоту не ходил. Если кто­то убил зверя… Знаю, что их надо отстреливать, даже в Беловежской Пуще лишние зубры есть, и если их не отловили, не продали, то их надо отстрелять, потому что они угробят Пущу, других животных. Я все это понимаю, но не могу смотреть на убитого зверя. С детства.

Вы, наверное, видите, что у нас, в общем­то, чисто и на улицах. Мы стараемся поддерживать порядок даже в самое грязное время. Но когда вижу непорядок, мне плохо становится. Ну как человек за собой не может убрать?!

Лечу на вертолете. Огромный массив сверху виден, а я немножко разбираюсь в земле, — все ровненько, посеяно, нигде нет этих залысин, проталин. Душа радуется. Как в Западной Европе. Тоже на самолете, когда летишь, смотришь туда —все аккуратненько, у немцев особенно, у датчан, голландцев. Они молодцы в этом отношении.

Я смотрю и мечтаю: буду рад, когда с вертолета, куда бы ни кинул взгляд, чтобы было вот так же все ровненько, засеяно красиво, и урожаи были хорошие. Чтобы если это ферма — как у нас сейчас новые эти фермы (там нигде навоза не увидишь вокруг). А вот те советские, которые стоят, там из сарая прямо под угол все это выбросят, все это перемешивается, а то и в речку течет. Мы, конечно, это подобрали, собрали, но еще не все. Вот моя мечта — чтобы была красивая страна!

А самое главное, чтобы в Беларуси было 20 миллионов населения. Мы делаем много, чтобы демографию поправить. В этой пятилетке — появился третий ребенок, на тебе бесплатную квартиру. Хорошая поддержка. Даем и деньги, чтобы можно было этих детей поднять. В противном случае как мы, так и вы, будем деградировать. И у нас население скоро может упасть до пяти миллионов. Не хотят люди рожать. Одного ребенка, в крайнем случае двое. Удалось переломить эту тенденцию. Но все равно умирает пока больше. Очень много делаем по развитию здравоохранения, чтобы люди вели здоровый образ жизни. Сдвиги есть. Думаю, со временем моя мечта о 20 миллионах белорусов станет явью.

В заключение хотел бы подчеркнуть вот что. У нас есть такое понятие: мы — русские люди. В это понятие входит не только русские, россияне. Это наше братство. В советские времена родилась новая общность — советский народ. Наверное, здесь можно поставить знак равенства — русские люди. Делить нам нечего. Тем более, не такие мы бедные, перспективы у нас хорошие. Думаю, что работать нам надо в этом плане вместе. На нас вы можете рассчитывать.

Александр Черняк, Заместитель главного редактора журнала «Российская Федерация сегодня» на встрече с Александром Лукашенко

Удачи батьке, терпения и здоровья. Более развёрнутое интервью в Завтра.

[ответить]

Не надо вестись на его высказывания. Он загнан в угол, и будет делать то, что ЕМУ выгодно. И запад и россияния регулярно посылали его нах. С маниакальным упорством пытается прибиться (сдаться) к медведепутам или к пиндосам. Торгуется! Он сам сделал так, что сейчас нет ему альтернативы, за это он ответит...

[ответить]

В какой угол? Всех бы так загоняли. Особенно когда цены на продукты растут.

[ответить]

Лукашенко это личность, это фигура, против "россиянских" фигурантов, просто гигантских размеров. Это как бы Россия воспрянула при таком президенте, необыкновенно! Белорусы будут долго помнить Лукашенко, как великое благо, особенно если его сменит какой-нибудь прихватизатор. Все клеймения Лкашенко, вроде вчерашних теленовостей о том, что гречка в Белоруссии в десять раз дороже чем в России (это кстати тысяча рублей кг!), или подлые намёки на причастность руководства к теракту, продажность и злоба. Злоба на себя, ведь даже законченному мерзавцу противно продаваться, хочется быть человеком.

[ответить]

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код