Игорь Мальцев: Твой мама - фашист

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Я знаю двух настоящих визионеров в реальной жизни. И оба изменили мне жизнь. Да и огромному количеству людей - тоже. Одного зовут Стив Джобс, и он помог нормальным парням вроде меня, а не IT-geek'ам, не рыдать над идиотским Norton Commander в ужасе от того, что в нашем возрасте - 28 годков - такого уже не выучить.

Второго зовут Владимир Яковлев, и он изменил лицо советской журналистики навсегда, освободив нас от чудовищных газет нерушимого блока коммунистов и беспартийных. Для того, чтобы заставить людей отказаться от дискеты 3,5 дюйма, надо было видеть будущее. Для того, чтобы дать Максиму Соколову похоронить советскую власть частушками «нет резинки от трусов и советской власти» на первой полосе газеты, надо видеть будущее. Чтобы заставить всю индустрию телефонов бежать за тобой в бесплодной попытке догнать - всего за пару лет - надо было быть Джобсом. Чтобы заставить все газеты страны равняться на тебя в бессмысленной попытке добиться твоего уровня, надо было быть Владимиром Яковлевым.

То, что делает Джобс сегодня, видят и обсуждают все - и те, кто обложился яблоками, и те, кто всё ещё предпочитает тормозить левой ногой через окно.

То, что сделал Яковлев, видят каждый день все, кто ещё не растерял привычку читать газеты. И на "Коммерсанте" жирует уже не одно поколение так называемых медиаменеджеров.

Немудрено, что очередной проект (нет, я не про iPad2) вызывает какую-то патологическую зависть, нездоровый интерес и бесконечный лузерский флейм. Это я про Сноб, если чё - проект, чей бюджет не даёт покоя никому на территории Рунета.

Если кто сомневается в моей объективности, то скажу - меня Яковлев увольнял два раза, и каждый раз лично, что не оставляет к нему вопросов. Но, если честно, - лучше быть уволенным Яковлевым, чем шестерить в Известиях/Ведомостях/Макулатуре.

Так вот: визионер Яковлев - как всегда на ощупь, как всегда в погоне за длинным рублём и золотым тельцом, как всегда, ломая людей через колено, - он сделал средство массовой информации будущего. Прототип настоящей электронной газеты - с самогенерирующимся (на первых порах - не очень «само») контентом, с отсечением (на первых порах) тех, кого можно смело назвать «хомячками» и прочими правильными вещами.

И не забудьте атмосферу «облака», которую так активно продвигает Стив Джобс: всё, что нужно, лежит «где-то там», аудитория - весь мир, доступ по паролю. То, что концепция «Global Russians» притянута за уши, - по барабану.

Кто такие Global Russians? Не более, чем попытка повторить историю с «новыми русскими», взятыми прямо со страниц газеты «Дом Кино» Алёны Бокшицкой 1991 года. Ведь globrus - это и учёный с мировым именем, юный Артем Оганов, который делит своё время между научными центрами Швейцарии и США, и компьютерный гений Степан Пачиков, что взял нахрапом американский рынок, и художник Максим Кантор, что печатает свои антиимпериалистические пасквили в сердце Лондона. Только их мало, таких людей, людей, которые осмысленно что-то делают на просторах мира. Людей вообще мало, а локальные селебритиз, на которых должны подтянуться читатели СМИ нового типа, они двух слов связать не могут. Поэтому им, одарённым клубной картой, приставили девочек liaisons (не dangereuses), чтобы писать от их имени как бы блоги и как бы посты. Ничего страшного - хороший способ хоть что-то выдавить из напыщенных идиотов, которые сами себя назвали элитой России. (Мой лиазон Ольга Уткина, почему ты уехала в этот Израиль, оставив меня совсем одного на просторах Сноба?) Так кто там распылился по за границам, какие такие глобальные русские? Какие-то русские жёны западных мужчин - с философией «хоть тушкой, хоть чучелком, лишь бы из Рашки», странники, понявшие, что в Тель - Авиве не сахар, и зацепившиеся за Европу и Америку. (Кстати, почему-то нет русских мужей западных женщин - настоящих демократических ценностей в браке русские мужчины почему-то не переживают). И прочие, прочие, прочие.

Как выяснилось за три года существования Сноба, вся эта бессмысленная толпа, считающая своим самым большим достижением в жизни свал на Запад, подписчики Сноба - это и есть те интернет-хомячки, от которых стонет весь остальной Интернет. Поначалу на них не обращали внимания, потому что яркие личности, они же «члены клуба», настолько упивались концепцией, управляемой свободой и идеей СМИ нового поколения, которому никакая цензура не указ, что не замечали плесени. И то, что появлялось на Снобе во времена контент-директора Бориса Акимова, было отмечено печатью глубины, масштабности и здорового безумия. В первые пару лет на электрических страницах Сноба начались и закончились дискуссии, которые могли бы пролить свет на вопросы типа "Как жить?", "Что такое мораль?", - все что угодно, кроме ответа на вопрос «Где взять денег?», потому что у globrus'a нет вопроса, где взять деньги. В общем, это было несколько анархично, но живо и интересно.

Кто называет Сноб игрушкой Прохорова, кто просто кормушкой, но ни то, ни другое неважно до той поры, пока кто-нибудь не пытается подсчитать экономику подобного мероприятия и дать ответ на вопрос - как такое может выживать в условиях относительно свободного рынка. Эксперты, в том числе и члены клуба Сноб, дают ответ – «нет, не выживет». Но ведь краткое существование может быть ярким и фееричным. А вообще-то каждый медиааналитик знает, что нормальное существование СМИ - это три года не больше. Всё остальное - это умирание разной степени пышности и достоинства. Точнее могло бы быть.

Звонок для Сноба прозвенел, когда в редакции воцарилась М. Гессен - бесстрастный журналист и страстный несогласный с любым мнением, кроме своего. Какое совпадение: из редакции сразу были выдавлены яркие мужчины - типа того же Акимова, у которого энергии, как у АЭС, - по ходу дела, он умудрился сделать магазин фермерских продуктов, Александра Ботова - современного думающего редактора и так далее. Несогласные с мнением главреда были выкинуты. Но это не беда - дело редакционной внутренней политики. (Я сам, будучи главредом, любил уволить пару-другую сотрудников. Правда, не всегда это были несогласные лично со мной. Порой, это были просто придурки). Но вот что действительно беда - во всех дискуссиях редакция начала принимать сторону наименее талантливых, а стало быть, наиболее демагогических персонажей. Да-да - мало того, что всё модерируется на Снобе, как на Лубянке, так ещё и начались одёргивания под предлогом ведения «этичной дискуссии». Было, правда, не очень понятно, с какой стати надо одёргивать 50-летнего отца нескольких детей, создавшего в этой стране кучу брендов, активиста и философа жизни? Только потому, что его мнение не понравилось главному редактору Сноба?

Я как-то даже пытался понять, почему сняли «с эфира» блестящее и смешное эссе Сергея Тынку «Один раз - не дикобраз» - про то, что, скорее всего, все мы бисексуальны по натуре. Но понял лишь, что к власти пришли скучные, унылые люди, остатки таланта которых потрачены на борьбу за место под солнцем и за гринкард.

Дело лишь ухудшалось, и в конце концов Сноб пришёл к прямому запрету на высказывание мыслей, не соответствующих личным убеждениям главреда, то есть Маши Гессен. Стоило учёному Артему Оганову усомниться в научности утверждения неких авторов о том, что в лесбийских семьях дети вырастают более развитыми, и вообще им там лучше, как под каким-то предлогом его забанили. Для тех, кто в танке, поясню, ban - это техническое лишение автора пользоваться своим блогом, а также запрет на комментирование им других блогов. Дожили. Зато присмотрелись на волне возмущения: из интеллектуальной площадки Сноб превратился в пропагандистскую, причём не лучшего толка. Эдакое левачество на экспорт - всё то, что может тронуть сердце нормального западного человека, - как бы уважение к правам меньшинств, как бы оппозиция, как бы то, как бы сё. Ровно в тех верных пропорциях, чтобы при малейшем возражении со стороны сколь угодно авторитетных людей, заверещать о том, что налицо гомофобская выходка, антисемитская выходка, анти-ещё-чего-нибудь-выходка, всем административным ресурсом уничтожая биение живой и несогласной мысли.

Именно из-за таких персонажей, как Гессен, в нашей стране слово «либерал» - ругательное, слово «демократ» - уничижительное, всё перевернуто в доме Болконских/Волконских – ненависть - это любовь, и так далее. Под радужным знаменем свободы - чудовищный, жестокий несгибаемый фашизм. В исконном смысле этого слова. Кстати, стараниями вот таких либералов и слово «фашизм»себя уже полностью инвертировало до того, что им никого уже не обидишь. Слишком легко эта публика разбрасывалась словечками и душила несогласных.

К третьему году существования Сноба хочется поставить раннего Борзыкина "не говори мне о том, что он добр, не говори мне о том, что он любит свободу, я видел его глаза - их трудно любить". «Твой папа – фашист». Сегодня стараниями notorious главного редактора Гессен любая либеральная идея выглядит пародией на неё или полной противоположностью - то есть идеей тоталитарной. Без разницы, с каким знаком. Или с какой радугой. Нормальным людям это не так важно, как то, что их пытаются раздавить в худших советских традициях. И непонятно нормальным людям, откуда у таких молодых людей, вроде бы и свободно определяющих свой гендер, и гордящихся своим древним этносом, и обожающих камни Манхеттена и читавших разок Village Voice в сортире, откуда эта коммунофашисткая сметка? Из каких неголубых кровей?

Сначала нормальные люди просто перестали на Сноб писать. Потом перестали читать. Молодой бизнесмен Илья Шершнев потребовал прекращения своей подписки - за деньги - и ликвидации своего профиля и блога на Снобе. Никто не позволил ему убрать профиль – это собственность редакции, а также отчётность. Если будет виден исход со Сноба не хомячков, которые, кстати, поняв направление редакции на профнепригодность, дико возбудились, и от них вообще не стало спасения, а нормальных солидных людей, то Кошелек-Прохоров может напрячься.

Костёр пустого тщеславия разгорелся вовсю. Греться у него не захотели сразу 25 человек, которые написали письмо о выходе из членов клуба. В среду, 23 марта, в 22 часа в блогах подписантов появилось письмо с требованием увольнения главного редактора Сноба Гессен как вредного для проекта персонажа. Но что любопытно - в блог-ленте Сноба ничего такого не появилось. Там как всегда была графомания типа «Как я передвигался по Москве на метро», «Где лучше рожать ребёнка: Англия vs Россия» (ответ НЕ в России, есс-но), «Настоящее куриное счастье» (возможно только в г. Гент) и так далее - всё что угодно, кроме блогов с письмом против политики лично г-жи Гессен, превратившей многообещающее модерновое СМИ в ГУЛАГ-light. Тишина по поводу потери четверти сотни участников и подписчиков и дикая радость по поводу похвалы со стороны газеты Financial Times - есть, что вывести в топ и показывать структурам Прохорова, как бы предвосхищая вопрос, который рано или поздно будет задан. Впрочем, может быть, визионер Яковлев всё давно понял, и помещение во главу проекта карикатурного и тоталитарного одновременно персонажа – это продуманный шаг по уничтожению Сноба. Своего рода заметание следов, путём естественного разложения тканей.

А что? «Не смотри на меня так! Я знаю - точно. Он просто фашист».


Кто автор статьи? Почему без подписи?

[ответить]

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код