Ритуальный пафос олимпийской молитвы — зачем это нам?