Внедрение «карты русского» — давно назревшая мера