Занимательная коррупция. Часть 1

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Солнечным июньским утром 2007-го года, 5-го числа, главу управления по контролю за продуктами питания и лекарствами вывели к стенке и расстреляли.

Чжэн Сяоюй проработал на своем посту пять лет. За это время он успел выдать разрешения на продажу лекарственных средств, не прошедших клинические испытания, от которых скончалось, по меньшей мере, 11 человек. За шесть млн. юаней (или 800,000 долларов) взятками 62-летнего Чжэна отправили поговорить с теми, кого он отравил. На том свете он, скорее всего, также встретится с неким Лю Чжихуа, вице-мэром Пекина (1 млн. долларов взяток, расстрел 2008-ой год) и другими китайскими чиновниками, которые имели несчастье попасться на взятках.

Таков один из методов борьбы с коррупцией. Имя ему - страх. Государство не в состоянии контролировать каждого чиновника постоянно, - у него просто не хватит на это ресурсов- поэтому оно умножает свой контроль на коэффициент страха. Проверяют не всех, но если поймают, отправят к праотцам. Рассказывают, что в китайских городах висят списки с красными отметками напротив некоторых имен - это те, кого уже расстреляли. Патроны для расстрела, говорят, оплачивает семья мздоимца.

Метод не единственный и не самый удачный, возможно, но действенный. Коррупция в Китае есть, ее много, но она не пронизывает весь государственный аппарат. Потому что если ей предаваться, вместо пения птиц можно в одно прекрасное утро услышать щелчок затвора.

В этой статье я предлагаю читателям прогуляться по садам российской коррупции. Не столько с целью найти против нее рецепт. Чуть забегая вперед, можно сказать, что коррупция в современной России представляет собой одну из основ государственного устройства, поэтому борьба с ней самого государства не может выходить за рамки пиар-кампаний. Другое дело мы, граждане. В наших интересах ее хотя бы ограничить. Так вот прогулка эта имеет целью с ней ознакомиться для начала. Когда мы встречаемся с бытовой стороной коррупционной системы в образе недобросовестного милиционера или врача, не лечащего без взятки, мы в положении слепцов, пытающихся описать слона наощупь. Коррупция в РФ сложна, велика и многолика. Впрочем, перейдем от прилагательных к числительным.

В 2005-ом году фонд ИНДЕМ опубликовал результаты социологического исследования коррупционных процессов в стране. Выборки были объемом около 1000 человек и более, что принято считать достаточным для такой социологии, они были сделаны репрезентативными в целом по стране. Исследование проводилось не в первый раз: в 2001-мо году ИНДЕМ провел аналогичное, что позволяет предположить некоторые тенденции (предположить, потому что по двум точкам их определять, строго говоря, нельзя).

Итак, картинка номер один называется «ПРАКТИКА БЫТОВОЙ КОРРУПЦИИ В РОССИИ»

«Бытовая», т.е. та, которая между чиновниками и гражданами, когда последние решают свои повседневные проблемы.

Охват коррупции - доля граждан, попадавших хотя бы один раз в жизни в коррупционную ситуацию, независимо от исхода: дали они взятку в этой ситуации или нет.

Риск коррупции - доля случаев попадания в коррупционную ситуацию, когда гражданин сталкивается с государством. Риск коррупции может рассматриваться как индикатор интенсивности коррупционного давления власти на граждан.

Спрос на коррупцию (готовность давать взятку) - доля случаев, когда средний гражданин дает взятку, оказавшись в коррупционной ситуации. Спрос на коррупцию может рассматриваться в качестве индикатора готовности граждан прибегнуть к коррупции как средству решения своих проблем или готовности поддаться коррупционному давлению со стороны чиновников.

Интенсивность коррупции - среднее число взяток в год, приходящихся на одного произвольного взяткодателя в этом году.

Средний размер взятки - средний размер взятки на одну произвольную коррупционную сделку в этом году.

Среднегодовой взнос - средние годовые затраты одного произвольного взяткодателя в данном году. Определяется как произведение интенсивности коррупции на среднюю взятку.

Годовой объем рынка - оценка (снизу) общего оборота коррупционного рынка, сумма всех взяток, выплачиваемых всеми взяткодателями в течение года.

 

Здесь особенно интересны две строки, «Спрос на коррупцию» и «Годовой объем». 75% граждан в 2001-ом году и 53% в 2005-ом готовы были давать взятки. Люди не так охотно шли на взятку, причем процент упал почти что на треть. Это очень много.

В то же время объем услуг на рынке коррупции (так его и следует рассматривать) вырос и стал составлять 3 млрд. долларов. Это только нога слона, точнее ее небольшая часть, как мы вскоре убедимся.

Разные сегменты бытового коррупционного рынка вели себя по-разному. Получение бесплатной медицинской помощи упало в цене на 33%, а школа выросла на 32%. Проблемы призыва на военную службу демонстрировали невероятный рост в 2693% за четыре года, а автоинспекция упала на 50%. См. Таблицу 3.

 

 

Что продает чиновник и что покупает гражданин, когда они обмениваются взяткой? Как правило, это те административные функции, которые чиновник должен выполнять по закону. При этом, он может продавать свои действия и бездействие, как в случае откупа от милицейского штрафа, например. В обоих случаях он торгует властью. Теперь посмотрим, что происходит, если гражданин пытается действовать по закону, а не через взятку. Все вышестоящие уровни администрации встают на сторону чиновника, берущего взятки. Система защищает себя и свое право на торговлю властью. Это ей выгодно, и это все чиновники хорошо понимают. Они воспроизводят ситуацию, когда значительно проще заплатить, чем действовать законно.

Характерно, что власть (принимать те или иные решения, действовать по закону или бездействовать) воспринимается и чиновниками и значительной частью граждан как собственность чиновника. В конечном счете эта приватизированная власть опирается на репрессивную функцию государства. По данным экспертов, самые высокие суммы взяток получают именно сотрудники силовых ведомств, в частности ФСБ. Теперь вспомним бандитские «крышы» 90-ых годов и то, что с ними произошло: их вытеснили с рынка рэкетирских услуг силовые структуры. Теперь мы имеем возможность назвать вещи своими именами. Система коррупционных отношений в России - это прежде всего система откупов. Граждане откупаются от превосходящих их по ресурсам властных структур. Степень коррупции последние 9 лет росла, по крайней мере, в объемах денежных средств. При этом мы знаем, что готовность давать взятки у населения уменьшалась. В нашем обществе за последние 9 лет значительно выросли бюджеты силовых ведомств и общее число их работников. Если связать эти две тенденции, то получается, что уровень коррупции следует за силой репрессивных функций государства. Из этого следует важный и неочевидный вывод: чем сильнее репрессивные функции государства, тем больше будет коррупционная составляющая в нашем обществе. Поэтому мере по «борьбе» с коррупцией, направленные на усиление силовых ведомств это меры, на деле повышающие коррупцию.

Вначале я сказал, что коррупция представляет собой одну из основ государственного устройства РФ. Это видно, в частности, из цифр в таблице 6. В ней суммарные цифры деловой коррупции. Стоит обратить внимание на последнюю строку.

 

 

Денежные объемы деловой коррупции в 2005-ом составили 2,66 федерального бюджета или 316 млрд. (!) долларов в год.

Да нет же, вернее сказать так: государство в РФ выступает в роли одной из основ коррупционной системы, ведь у него, государства в 2,66 меньше бюджет. Не может же большее основываться на меньшем.

Вот как делится деловой рынок коррупции по ветвям власти.

 

 

Это к вопросу о том, чем торгуют коррумпированные чиновники. Они в основном торгуют административными решениями или их непринятием.

Вернемся к Таблице 1 и к обозначившимуся в 2005-м году сокращению спроса на коррупцию. Несмотря на то, что взятки это метод ведения дел, распространенный в российском обществе по вертикали (т.е. от простых граждан и до высших чиновников) и по горизонтали (т.е. все в нашем обществе знают о взятках и многие считают положение вещей приемлимым), число людей, готовых давать взятки сокращается. В то же время спрос на взятки и их общий объем растет (за счет роста суммы взяток и ситуаций, в которых взятка получается). Налицо две тенденции: чиновники тянут наше общество в сторону коррупции, а граждане все чаще считают ее неприемлемой. Это и есть два полюса, между которыми выстраивается коррупционное равновесие. Назовем первый из них, чиновничий (государственный) полюсом коррупции, а второй, общественный, полюсом гражданского общества.

На самом деле проблема коррупции это проблема баланса этих двух сил и проблема того, кому удается навязать обществу свои правила игры. Об этих правилах и стоит говорить, чтобы понять социальные механизмы коррупции. Это тема следующей статьи.

Продолжение следует 

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.8 (6 голосов)

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код