О президентском послании и новой опричнине (часть II)

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

18 ноября в Институте динамического консерватизма (ИДК) прошел семинар на весьма злободневную тему. Итак, президент Дмитрий Медведев объявил курс на модернизацию страны. Но вот трагический вопрос: кто будет его проводить, коли ни нынешняя «элита», ни сложившееся в 1991-1993 годах государство (как аппарат управления) не заинтересованы в развитии РФ? Если им и так «жить хорошо»? Если развитие несет им смертельную угрозу?

Фактически, обсуждалось не только Послание-2009, но и нашумевший доклад «Модернизация России как построение нового государства», где авторы предложили президенту создать еще одну вертикаль власти в стране: модернизационную. Президентскую — в дополнение к премьерской «вертикали».

В самом деле: как сдвинуть с мертвой точки развитие страны? Как не допустить при этом развала и хаоса в РФ? 

 

ОПАСНОСТЬ ИННОВАЦИЙ БЕЗ МОДЕРНИЗАЦИИ

По мнению соавтора доклада «Модернизация России...», депутата Государственной Думы Ильи Пономарева, президент РФ в своем послании отошел от идеи модернизации страны, сместив акцент на инновации. А это крайне опасно. Более того, Дмитрий Медведев рискует оказаться в положении позднего Михаила Горбачева, ставшего равно чужим и для тогдашних консерваторов, и для перестроечных радикалов.

Напомним, что суть доклада И.Пономарева и его соавторов — в том, что нельзя имплантировать инновации в страну, где идет демодернизация. То есть — разрушение и деградация самого общества и его важнейших институтов: госаппарата, армии, юстиции, образования, системы социального обеспечения. Ибо развиваться может лишь общество модерна, каковое только одно в силах и порождать инновации, и правильно их использовать.

Послание сделано тому самому правящему классу, который первоначально надо расстрелять, для того чтобы возникло хоть какое-то движение вперед

— Мы постоянно путаем в дискуссии два понятия: модернизации как общественно-политического процесса и понятие инноваций как (условно)  процесса технологического развития. Это путают все: президент, все сотрудники его администрации,  правительство и зачастую — эксперты, — считает И.Пономарев, не скрывая своего разочарования президентским посланием-2009. Он считает, что сентябрьская статья Д.Медведева «Россия, вперед!» посвящена модернизации, тогда как послание — только инновациям.

Помимо путаницы в понятиях есть и чисто психологический аспект. Статью «Россия, вперед!», по мнению эксперта, писала пресс-секретарь Наталья Тимакова, а послание-2009 — референт Ева Василевская. А они — дамы с «совершенно разной моторикой и вообще взглядом на жизнь». Плюс к тому, статья была опубликована в Газете.ру, имеющей целевую аудиторию: точно ту, которая нужна с точки зрения этого обращения.

— Послание же  сделано тому самому правящему классу, который первоначально надо расстрелять, для того чтобы возникло хоть какое-то движение вперед, — невесело шутит депутат. — В зале, где читалось послание, я слышал, как народ шушукался и что говорил. Могу сказать, что 95% аудитории — это полные  враги любого подхода к модернизации, о которой говорил президент. Было очень хорошо слышно, какая часть зала и на какие темы реагировала, чему аплодировала  и т.д. Волна этого враждебного, или как минимум скептически-иронического отношения ощущалась просто физически.

С моей точки зрения, то была яркая демонстрация того, что элита антимодернизационна по своей сути. Стало окончательно ясно, что на самом деле стабильность (высший приоритет эпохи Путина) и модернизация — полные антиподы. Любой мыслящий человек, читающий поток откликов на президентскую статью, придет к единственному правильному выводу: модернизация в нынешних условиях невозможна. То есть она требует устранения действующей системы власти. Думаю, что мы свои пять копеек со своим докладом тоже в эту обойму настроений внесли...

Как считает И.Пономарев, без пресловутых параллельных структур и без отстранения регулярной бюрократии от дела модернизации ничего не получится. Чтобы построить новую опричнину, у первого лица личностного ресурса явно не хватает. Недостает еще одного важнейшего фактора: доверия между первым лицом и хотя бы какой-то значимой социальной группой или классом.

— Их можно назвать хоть опричниками, как Максим Калашников, хоть «Поколением М», как Михаил Ходорковский, хоть параллельной вертикалью, но без наличия абсолютного доверия между первым лицом и значимой социальной группой, в общем, ничего нет и быть нет может, — считает докладчик.

Илья Пономарев отметил, что в докладе его соавторы показали: демократия сама по себе с модернизацией никак не связана. Более того (личное мнение депутата) в условиях авторитаризма проводить модернизацию гораздо удобнее и эффективнее: тут гораздо больше шансов на успех. Но демократия — один из способов выстроить доверительные отношения между правителем и «атакующим классом». Правда, не самый эффективный.

В нынешней же РФ получается так: нет ни демократии, ни истинного авторитаризма. Однако инновационное развитие, считает И.Пономарев, может идти в «параллельном пространстве», вдали от институтов государства. Почему нельзя самим заменить лампочки на светодиодные?

Касаясь предложения о сокращении часовых поясов, И.Пономарев привел в пример то, как это нужно делать. По-китайски. КНР начала огромное строительство  сети скоростных железных дорог и автомобильных трасс, чем резко сокращает масштаб своей территории. И это качественное изменение общественных отношений. Именно так и нужно сокращать число часовых поясов в РФ. Это и было предложено в докладе самого Пономарева «со товарищи». Но мало кто это услышал.

— Медведев, на мой взгляд, после этого послания подошел к очень опасной черте, пока еще отделяющей его от горбачевщины, — считает эксперт. — Горбачев (вспомните 1987-1988 годы) от условных консерваторов уже отошел, а к условным либералам еще не дошел. В итоге он стал чужим для тех и других. Сначала с ним связывались колоссальные надежды и ожидания, он не смог их быстро оправдать, в итоге для либералов Горбачев стал консерватором, а консерваторы на нем поставили крест. Он оказался в пустоте, в которую и провалился, утащив за собой всю страну. И, на мой взгляд, Медведев имеет возможность повторить тот же самый путь, из которого в лучшем случае те самые люди, которые сейчас являются медведевцами, будут теми самыми людьми, которые приведут Путина назад к власти. Тем самым закрепив старую модель...

ОПАСНОСТЬ РАСПАДА РФ

Другим возможным итогом такого разочарования в медведевской политике, как считает И.Пономарев, может стать развал РФ под знаменем борьбы с «колониальным игом Москвы». Это весьма вероятно в рамках сырьевой, демодернизационной модели.

— В этой ситуации идея футурополисов товарища М.Калашникова, та же самая идея, что звучала и в послании президента, и та, что продвигается Чубайсом и Сурковым, очень активно (строительство новых городов, которые называют по-разному: кто биоагротехнополисами, кто новоградами, кто нанохабами, кто технопарками) может сработать на распад страны.

Это ведь острова нового быта, нового инновационного сообщества. Именно они в демодернизированной могут выступить в итоге локомотивом распада. Потому что именно вокруг них будет сосредотачиваться наиболее динамичное население, которое достаточно быстро разочаруется в центральной московской власти и пожелает от нее отгородиться...

Примером таких настроений выступает «вотчина» самого И.Пономарева: академический Новосибирск, когда-то бывший антисоветско-демократическим, а нынче — ставший ярко-красным. Причем самым красным выступает сейчас Академгородок. Москву здесь не любят, считают ее врагом и колонизатором, от которого исходит все плохое. Мол, зачем Сибири со всеми ее ресурсами нужна нынешняя Москва? От Китая мы и сами можем ракетами защититься. 

Только модернизация РФ и перенос столицы в Сибирь могут спасти целостность страны, считает эксперт.

ВСЕ-ТАКИ — ОДНОРОДНОСТЬ?

Президент Института национальной стратегии (ИНС) Михаил Ремизов не видит особых противоречий доклада «Модернизация России...» с вариантом новой опричнины, предложенной Максимом Калашниковым. Он не считает, что модернизационная вертикаль приведет к развалу РФ, а опричнина — нет.

— Опричнина потребует трансформации такого масштаба, что вопрос о старом государстве, старой элите, по-моему, отпадает сам собой. То есть это будет что угодно, но уже не старое государство.

...Опять же, если смотреть на эту последовательную, логичную конструкцию, то масштаб трансформации, который может вызвать ее к жизни, только таков. Поэтому здесь вообще вопрос о распараллеливании, как политической тактике, снимается...

М.Ремизов предложил не зацикливаться на проблеме качества элиты РФ (ибо тут все разводят руками), а посмотреть на проблему параллельной вертикали власти как на вопрос теории управления. Он безотносителен к конфликту или к конкуренции Путина и Медведева, мнимой или реальной. Он не относится к конфликту элиты и контрэлиты в России.

Опричнина потребует трансформации такого масштаба, что вопрос о старом государстве, старой элите, по-моему, отпадает сам собой

По мнению эксперта, если мы действительно хотим предпринять комплексную ревизию базовых социальных институтов и, признав, что нынешняя высшая школа, административная система, нынешняя модель вооруженных сил или милиция структурно дисфункциональны, хотим создать чертежи альтернативных систем, то это смогут сделать не министерство образования и не министерство внутренних дел и ни министерство обороны.

Это в силах сделать именно стратегические штабы, которые будут сначала мыслить, исследовать вопрос независимо от регулярной бюрократии, а потом экспериментировать, «ставить опыты на людях, грубо говоря». И лишь потом, если эти опыты окажутся удачными, если сложатся благоприятные политические обстоятельства, то и реализовывать такие преобразования они смогут сами,  не передоверяя дело совершенно чуждой переменам отраслевой бюрократии.  

По словам М.Ремизова, идея параллельной вертикали власти носится в воздухе: что в «Русской доктрине», что в статье Виталия Третьякова о тактическом и стратегическом правительствах, что в некоторых воззваниях из либерального лагеря. 

— Это касается стратегических штабов. Аналогичная ситуация — со штабами по принятию чрезвычайных мер  в зонах социального бедствия и не только в них, — считает эксперт. — Положим, если всерьез будет принято решение о том, что ситуация с технической инфраструктурой на каких-то крупных энергетических объектах предкатастрофическая, то, вероятно, целесообразно сформировать некий специальный орган, который будет наделен действительно чрезвычайными полномочиями для решения этой проблемы. Не будем же мы такое дело МЧС  поручать. Нужно создать орган, структуру, по решению именно этой конкретной проблемы, а  это — уже вопрос политической воли.

А что нам считать предкатастрофическим, за исключением самых очевидных вещей, с которыми имеет дело, как правило, МЧС? Считать ли предкатастрофической ситуацию с беспризорностью или технической инфраструктурой, или с организованной преступностью в Приморье и т.д.? Еще раз говорю, это — вопрос политической воли.

Все вышесказанное, как мне кажется, укладывается в некие каноны какого-то всеуправленческого здравого смысла, поэтому тот ажиотаж, который вызвала наша идея в прессе и в экспертных кругах, мне кажется несколько наносным. Хотя здесь необходимо найти здравое зерно, выявить недостатки — если они существуют. Но не стоит чрезмерно мифологизировать саму идею второй вертикали...

Гораздо большее значение, по словам президента ИНС, имеет такая трудная проблема, как модель социализации. Если угодно — проблема шаблонов общей идентичности.

Здесь нужно запустить «социальные машины модерна», создающие достаточно однородное общество: системы массового образования, массовой армии и т.д.  Это — средства тиражирования определенного человеческого типа. Нужно решить, что печатать на этих «социальных машинах». Какой тип человеческой личности, какие культурные, поведенческие и социальные стандарты, какие ценностные приоритеты?

Здесь необходимо иметь очень серьезный, прочный, национально-идеологический консенсус. Консенсус не в смысле благодушия, а в смысле того, что консенсус есть механизм исключения несогласных. Вот без этого консенсуса, как без механизма исключения несогласных, строить и запускать социально-идеологические машины бессмысленно.

Директор ИДК Виталий Аверьянов, ведший круглый стол, отметил, что, отвлекаясь от политической конъюнктуры доклада группы Ремизова—Пономарева, в нем обратил на себя особое внимание мотив восстановления общества модерна. Острота и даже некоторая трагедийность этого мотива связаны с тем, что это восстановление предстоит осуществлять уже не из традиционного общества, а из общества потребления.

Задача беспрецедентная и, с точки зрения многих, неисполнимая. Поэтому в данном пункте возникает вопрос о переходе в состояние сверхмодерна. На этом месте Максим Калашников вновь попросил слово для короткой реплики и отметил, что из гламурного существа действительно невозможно сделать Стаханова или Форда. Но и не стоит ставить перед собой нерешаемых задач. Надо уже говорить не о восстановлении модерна, а создании следующей ступени, — отчасти по аналогии с Византией, которая после падения Рима еще тысячу лет держалась.

Михаил Ремизов возразил против идеи Максима Калашникова о том, что нужно идти дальше модерна. Это, как считает М.Ремизов, создаст неоднородность, породит анклавы опережающего развития. К тому же идея людей со сверхспособностями, которые будут резко отличаться от основной массы, также ведет не столько в сверхмодерн как высшее качество модерна, сколько уводят в какое-то иное общество, больше напоминающее средневековье. Ремизов охарактеризовал себя как «стойкого оловянного солдатика модерна» и указал на тот золотой век (акмэ), по отношению к которому он выступает консерватором — эпоху 60–80-х годов XX века, уникальное время, «когда большая часть общественных ресурсов принадлежала большинству».

ИСТИННЫЕ ЦЕЛИ

Эксперт ИДК Сергей Алферов вернул обсуждение к президентскому посланию, предложив исследовать его на предмет истинного целеполагания.

Здесь он показал, с каким упорством отстаивается такая порочная система, как ЕГЭ. А ведь она разрушает качественное образование — основу и модернизации, и инновационного развития страны. Ведь плодятся не самостоятельно думающие люди, а те, кого натаскивают на готовые ответы. С другой стороны, консервируется сырьевой характер экономики: ибо одновременно говорится и об энергосбережении внутри РФ, и о наращивании добычи углеводородов.

Касаясь проблемы моногородов, С.Алферов (сам — из Тольятти) считает: власть вряд ли сможет решить их проблему при имеющейся методе действий. Судьба ВАЗа — зеркало общероссийских проблем. В Тольятти многие говорят о том, что нужно спасать завод, полностью поменяв как минимум отдел снабжения, как максимум — все руководство предприятия.

Причем для нового менеджмента нужны вовсе не «московские гости», которые занимаются исключительно финансовыми потоками, а не производством и модельным рядом. Нет — необходимо искать старые кадры опытных заводчан, приставлять к ним молодых учеников и вообще спасать ВАЗ при непосредственном участии народа. Таким образом, спасение тольяттинского автогиганта может стать пилотной моделью для спасения других моногородов.

Но, увы, в послании Федеральному собранию даже вопроса об этом не ставится.

Система ЕГЭ разрушает качественное образование — основу и модернизации, и инновационного развития страны: плодятся не самостоятельно думающие люди, а те, кого натаскивают на готовые ответы

По мнению С.Алферова, модернизацию нельзя вести на основе демократии — это бред. Нельзя делать основой ее и социализацию. Лучше и глубже всего вести модернизацию на глубоко русской цивилизационной основе. Хорошо осознав русскую миссию.

Завершая тему, скажем: увы, в нынешнее время невозможно обойтись без поиска истинных намерений, подтекста в текстах. То же самое можно сказать и о реальном послании, и о докладе «Модернизация России как построение нового государства». На 95% он может быть верен. Но остальные пять сотых могут нести в себе опасный заряд. Такой, что сделает самую идею параллельной вертикали власти в том же самом государстве банальным инструментом перехвата власти — при сохранении все той же коррупционно-сырьевой модели «развития».     

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.3 (6 голосов)

"На заре перестройки" ходил такой глумливый стишок: "Ускоренье - важный фактор, но не выдержал реактор -- И теперь наш мирный атом вся Европа кроет матом". Не является ли "скептически-ироническое" отношение нынешней элиты к идям модернизации точной копией отношения партийной элиты позднего СССР к горбачёвскому ускорению? Перестройка-2?

[ответить]

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код