Протодиакон Андрей Кураев: «любить Украину» и «ненавидеть Россию» — не одно и то же

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Мнение о том, что слово «Русь» у укров украли московиты и отнесли его к Великороссии, — это постыдная пропаганда, рассчитанная на ленивых невежд, а эксперимент по преподаванию религиозных культур в России развивается по принципу «жалует царь, да не жалует псарь», — об этом и многом другом рассказал протодиакон Андрей Кураев в интервью украинскому изданию «Левый берег».

На днях на сайте украинской газеты «Левый берег» было опубликовано интервью протодиакона Андрея Кураева, перепечатанное впоследствии порталом «Интерфакс-Религия». Некоторые фрагменты из этого материала мы предлагаем вашему вниманию. 

— Осенью прошлого года патриарх Кирилл прочитал проповедь о «Русском мире». Украинскую общественность такая проповедь взбудоражила. Главный упрек в адрес патриарха в том, что он проповедует русский патриотизм и ущемляет украинский...



— Плохому танцору нужен хороший хирург. Любая опухоль занимает больше места, чем ей положено. Раз уж кто-то годами своих усилий расчесал себе опухоль до таких размеров — он не должен удивляться, что на нее кто-то наступил.

Если некая киста выросла, ее волей или неволей придется ущемлять. Увы, в некоторых головах выросла киста под названием «украинский национализм». Самим фактом своего существования она взывает к совести здравомыслящих людей: просит ее ущемить, а лучше — ампутировать.

— А как вы определяете грань между патриотизмом и национализмом?

— По ненависти. «Любить Украину» и «ненавидеть Россию» — не одно и то же. Есть нормальное национальное и патриотическое чувство, а есть дикий национализм. Именно его мы видим в жизни современной Украины в количествах, не совместимых с жизнью в Европе, в науке и в христианской вере.

...Сравнение речей патриарха Кирилла и украинских националистов однозначно показывает, кто из них болен. Больным свойственны неадекватные реакции. Это естественно. Неестественно всем остальным все время под них подстраиваться.



— Но в Украине уже есть определенное количество людей, которые в быту говорят на русском, но при этом являются искренними украинскими патриотами, а Москву видят оплотом тирании и т.д.

— «Русский мир», о котором говорит патриарх, — это мир Сергия Радонежского, Гоголя, Бортнянского, Бердяева... Неужели все это лишь проводники «тирании Кремля»? Ох, как же беден и страшен мир тех, кто придерживается такой точки зрения...

— Патриарх говорит о культурном пространстве, которое, как опасаются украинцы, будет доминировать...

— Понятно. Вы боитесь вступать в Союз писателей по той причине, что там уже есть несколько успешных писателей? Вы не станете писать по-украински, потому что это уже делал Шевченко, а по-русски — потому что не выдержите конкуренции с Гоголем? «Русский мир» — это не государственное образование и не политическое. Это мироощущение. Оно уже было за много веков до нашего с вами рождения. Оно творило великую историю и культуру... У него есть не только прошлое (мир Киевской Руси в границах от Крыма до Новгорода Великого), но и настоящее и будущее.

Есть, есть у нас общая культура, общее мировоззрение, и даже общее самоназвание — Русь.

— В Украине принято считать, что слово Русь у нас украли московиты и отнесли его к Великороссии, тогда как изначально оно относилось только к тем землям, которые сейчас принадлежат Украине.

— Это постыдная пропаганда, рассчитанная на ленивых невежд. Вот Софийская летопись (XV век) передает слова киевского князя Святослава: «Да не посрамим земли Рускыя». В киевской «Повести временных лет» — «Радуйся, русское познанье к Богу». Где тут мягкий знак? Кроме того, возьмите новгородские летописи и докажите, что слово «русский» эти северяне к себе не относили, а относили его лишь к киевлянам... В том-то и дело, что нынешние русские совсем не против того, чтобы украинцы и белорусы относили этот этноним и к себе. Так что тут вопрос совсем не в краже. Конфликт начинается тогда, когда украинские фашики говорят, что наследницей Киевской Руси является лишь Украина, а белорусский Полоцк или российские Новгород Великий и Владимир-на-Клязьме имеют к Киевской Руси то же отношение, что и Зимбабве.

— Все наши межконфессиональные диалоги вообще не имеют никакого смысла? Я имею в виду диалоги между УПЦ и УПЦ КП.

— А я в них и не участвую.



— Да, я знаю, но интересно ваше отношение к таким встречам. В прошлом году впервые за историю раскола представители УПЦ КП были приняты в Киево-Печерской лавре и с ними проводились переговоры. Это путь к преодолению раскола или это путь в никуда?

— Я в этом вижу только желание молодых прелатов Киевской митрополии пошантажировать Москву, напугать ее, и тем самым избежать влияния Патриархии на свою карьеру. Папский двор эпохи Александра Борджиа, наверно, тоже с кем-то вел какие-то переговоры. Но истории он запомнился не этим, а лишь уровнем своей нравственной деградации.

— Кстати о Борджиа и о корысти. Недавно вы в своем блоге написали о симонии в УПЦ, о том, что протоиерей Виктор Бедь из Закарпатья «накопил себе денег» на покупку епископства. Потом вы эту запись стерли. Почему?

— Я человек послушный. Попросили — стер. Вот так же я прошу этих «борджиков»: не позорьте Церковь симонией. Надеюсь, на эту мою просьбу они отреагируют так же быстро и позитивно. Уже не один год статьи в украинской прессе, посвященные деятельности Виктора Бедя (ныне уже архимандрита — это последняя ступень перед епископством), носят заголовки   «Кидала в рясе», «Адвокат или Остап Бендер» и т.п. А апостол Павел говорил, что кандидат в епископы должен иметь доброе свидетельство от внешних. Впрочем, и внутри Церкви я слова хорошего не слыхал про Бедя и его «теологический» бизнес.

— А как отобразится смена власти в Украине на УПЦ?

— За годы «оранжевой» власти в Киевской митрополии сформировалась группа людей с отчетливо «оранжевой» идеологией. И сегодня они никуда из митрополии не ушли. В прошлом году их испугало появление нового патриарха в России; в этом году — нового президента в Украине. Этот испуг будет провоцировать их на более решительные действия по дистанциированию. Недавно Филарет признал наличие своих единомышленников в Киевской митрополии: «Есть люди в Синоде УПЦ и в епархиях, которым Кирилл совсем не нужен в Киеве».

— Вы думаете, что проукраинский епископат может поднять вопрос об отделении от Москвы?

— Прежде всего, это не тот термин. Если есть «проукраинские священники», значит, есть «антиукраинские»? Я сам, например, вполне проукраинский дьякон. Я желаю блага Украине —- родине моего деда.

«Борджиков» лучше называть «оранжевыми». Нет, они не смогут инициировать отделение. Но то, что они будут блокировать любые попытки по сближению, — это очевидно.

Что-то не заладилось в церковном возрождении Украины уже давно. Почему Украина, которая в прошлые столетия была интеллектуальным лидером Русского мира (вспомните времена Киево-Могилянской академии), в последние 20 лет стала аутсайдером?

— Просто потому, что богословы заняты темой раскола.

— Это не так. Перечислите мне хотя бы 10 книг на эту тему. И в любом случае наиболее интересный и научный анализ церковной трагедии Украины дают книги московского автора Виктора Петрушко...



Уже 20 лет я не могу из Украины вывезти книги в Россию. Поток литературы идет только из России в Украину. И кто же в этом виноват? Таможни? Президенты? Светская власть тут ни при чем. Это значит, что лидеры Церкви создали такой интеллектуальный, а точнее, антиинтеллектуальный климат в Церкви, что не появляются ни своя богословская мысль, ни свои действительно интересные книги.

— Почему в ваш учебник по ОПК для средних школ издатели внесли правки? Разве вы не могли пожаловаться патриарху на то, что ваш текст кто-то пытается исковеркать? У вас ведь в России вроде уже как единство Церкви и государства.

— Тут речь о цене конфликта. То есть — до какой степени можно поддаваться на провокацию. Да, на моих глазах уродовали мой учебник. Что делать? Подать в суд и потребовать не печатать его в таком виде? Хорошо, и не будут его печатать. Суд будет длиться несколько лет, и значит, школы за все это время ничего не получат. Эксперимент сорвется. И пресса и чиновники в таком случае скажут: попы сами виноваты, скандалистами оказались, из-за двух фраз провалили распоряжение президента... Против нас играют опытные аппаратчики.



— Это уже больше похоже на теорию заговора. Тогда нужно поверить в то, что есть некие злые силы, которые не хотят преподавания ОПК.

— Злые силы тут ни при чем. Однако у вполне обычных людей есть разные позиции относительно преподавания ОПК. Это не деление людей на добрых и злых. Просто это факт нашего разномыслия по данному вопросу. Ненормально лишь то, что многие из наших оппонентов, не скрывая своего негативного отношения к Церкви и даже к идее эксперимента, тем не менее, возглавляют его осуществление. Это и директор издательства «Просвещение» А.Кондаков, и координатор группы авторов учебников М.Шахнович, и еще группа чиновных товарищей. Сам эксперимент по преподаванию религиозных культур в России развивается по принципу «жалует царь, да не жалует псарь». Атеистов никто из власти не изгонял. Они по-прежнему там.

— Я вернусь к вопросу о единстве Церкви и государства. Ведь в либеральной среде уже чуть ли не аксиомой считается то, что РПЦ в России сращивается с властью. Однако этот эпизод с вашим учебником показывает, что настоящего сотрудничества нет.

— Любая мифологема существует не для анализа действительности, а чтобы помешать этому анализу. Идеологов нельзя убедить реальными фактами. Им так хочется. Евреям всегда хочется быть напуганными — мол, вот-вот начнутся погромы... Точно так же либералам хочется убедить себя и окружающих в том, что они — белые рыцари, защищающие мир от церковно-государственного тоталитаризма. Наличие образа врага обеспечивает партийную сплоченность и управляемость запуганных единоверцев.

— Синод Русской церкви еще в 2000 году принял Социальную концепцию РПЦ, и этот документ мало кто в Церкви изучал или хотя бы читал. Хотя формулировки в нем гениальные по своей лаконичности и информативности и касаются многих вопросов церковной жизни. Чем вы это объясняете?

— Лень-матушка раньше нас родилась. К сожалению, это общая болячка для всего православного мира (в том числе России). Просто в Украине она достигла пугающих размеров. Впрочем, тут приходится говорить не только о лени, но и о воинствующей антиинтеллектуальной атмосфере в церковной жизни.



— Вы имеете в виду Почаев или иные подобные монастыри?

— «Почаевские листки» — это чистейшее исповедание того, что в древности называлось ересь гносеомахии, то есть ненависть к образованию. «Они отвергают необходимость для христианства всякого знания. Они говорят, что напрасное дело делают те, которые ищут каких-либо знаний в Божественных Писаниях, ибо Бог не требует от христианина ничего другого, кроме добрых дел. Итак, лучше жить скорее попроще и не любопытствовать ни о каком догмате, относящемся к знанию», — передает преподобный Иоанн Дамаскин учение этой ереси. Вряд ли хоть одна из тысяч почаевских листовок посвящена полемике с этим искажением православия... Но, как и всякая ересь, гносеомахия — это все же упорное отстаивание определенной умственной позиции. А на многих приходах царит просто лень.

— Но если Церковь видит, что есть антиинтеллектуальные настроения, такие как в Почаеве, то почему не обратиться, например, к наместнику монастыря и не спросить: владыка, а почему ваши монахи игнорируют соборный документ — Социальную концепцию РПЦ? Ведь это может закончиться новыми «закопальцами»...

— У любого руководителя при выяснении отношений с подчиненными всегда возникает вопрос: а стоит ли игра свеч? Ради чего идти на обострение и чем-то рисковать? Что при этом можно потерять и что приобрести?

Я вижу, что для кого-то ясность православной мысли (которая выражена в Социальной концепции) не представляется той целью, ради которой стоит идти на обострение отношений с группой монахов. Уточка может неприятно пахнуть, но яйца все равно несет золотые. Иерархи дали себя запугать: мол, ничего с этим Почаевом не поделать, они все равно герои веры, а какую веру они там проповедуют — дело не столь важное... Это опять же ленивая позиция: делать ничего не буду, потому что это безнадежно. Испуг порождает лень; лень подпитывает испуг.

— При каких условиях атмосфера церковной жизни может измениться к лучшему?

— Люди встрепенутся, если увидят, что церковные потоки могут возвращаться из церковного верха вниз. Например, в виде епархиальных пенсий для вдов священников. Или пенсий для больных священников. Или в виде поддержки епархией бедных приходов. Ведь католики, когда посылают священников в Россию, сами платят им зарплату из центра и не требуют, чтобы те сами себя обеспечивали и для этого бегали по требам. Тогда и отношение к священнику другое и понимание им его же труда —  тоже другое. Сразу всю ситуацию поменять не удастся. Но нужно хотя бы несколько проектов.
Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.8 (5 голосов)

НЕ СЛУШАЙТЕ ЗАПАДНЫХ ПРОВОКАТОРОВ ИМ НУЖНО РАЗЬЕДЕНИТЬ БРАТЬЕВ СЛАВЯН И УНИТОЖИТЬ\СМ.ЮГОСЛАВИЮ

[ответить]

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код