Заметки о фильме Последняя встреча

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

Телеканал «Звезда» объявил, что в понедельник начнёт показ многосерийного фильма «Последняя встреча». Премьера этого фильма состоялась в 2011 году, причём, как это ни удивительно, на Первом канале. С тех пор его, похоже, не повторяли. А жаль. Очень актуальная и правильная кинокартина. А в сегодняшних обстоятельствах – вдвойне.  Жаль только, что показывать его будут в дневное время.

Хочу предложить читателям «Русского обозревателя» авторскую версию моих заметок об этом фильме, в несколько сокращенном виде опубликованных тогда на сайте «Столетие».
http://www.stoletie.ru/kultura/komanda_bez_kotoroj_nam_ne_zhit_2011-09-20.htm
 
КОМАНДА, БЕЗ КОТОРОЙ НАМ НЕ ЖИТЬ
М.Демурин
 
 «Последняя встреча» - детективная история о контрразведке, которая  развивается на фоне широкой картины жизни в СССР и мировой политики 1980-х – начала 1990-х годов (http://kinofilms.tv/film/poslednyaya-vstrecha-serial/27584/).
 
Уже сама по себе такая фабула сегодня, когда многие в России переосмысливают произошедшее с нашей страной и народом в то время, способна вызвать особенный интерес у зрителя. Фильм, однако, практически не рекламировали, а когда он прошел, о нем почти ничего не написали.
 
Творческая неудача? Нет - этот фильм, на мой взгляд, значительно отличается в лучшую сторону от многочисленных сериальных поделок последних лет. Значит, что-то другое.
 
Со многими персонажами этой картины, вернее теми, чей собирательный образ они представляют на экране, – от разбитной и одновременно цельной жены одного из главных героев Людки до совмещающего в себе жестокость и совестливость профессионала контрразведки генерала Салтыкова - мне довелось пересечься в жизни.  
 
Пусть не в Ленинграде, Колумбии или на Мальте, а в Москве, Мозамбике и Риге. Некоторые из них живы и сегодня. Иные ушли. Ушли если и не прямо от тоски и чувства бессилия  перед лицом предательства на самом верху советского политического руководства, как застрелившийся генерал Салтыков, то с тоскою в сердце.
 
С тоской по отнятой и отданной Родине, по отнятому и отданному делу. Пришлось знавать и тех, чья судьба похожа на судьбу предателя по жизни и по профессии Олега Суханова.
Фильм берет за душу. Герои Арифа Алиева (сценарий) и Александра Аравина (постановка) получились живыми и достоверными.
 
Через них и саму сюжетную линию авторы картины передают несколько очень важных для формирования современного русского общества смысловых и нравственных посылок.
 
В чем видят смысл жизни главные положительные герои картины: молодой сотрудник контрразведки Иван Шилов, решивший помогать  КГБ инженер-испытатель Павел Кожухов, выбравшая тяжелую долю разведчика-нелегала Анжелика Барышева? Для них он строится на понятиях долга, служения, совести, правды, добра, верности и чести.
 
И это у них во всем: в понимании товарищества, в подходе к отношениям между мужчиной и женщиной, в отношении к делу, к стране, к людям. Им не просто противна, но враждебна позиция зачеркнувшего прошлое Суханова, для которого «той жизни нет, страны той нет и людей тех нет» (имеется в виду СССР) и, соответственно, нет никаких нравственных проблем с тем, чтобы предать все это целиком или по отдельности, как возьмут.
 
Для них страна и народ - это не только то, что есть сегодня, но то, что всегда было и всегда должно быть. Все это вместе взятое одухотворяет их, дает им силы преодолеть испытания, выпавшие на их долю в переломные годы.
 
Отправная точка становления будущего контрразведчика Ивана Шилова выглядит, прямо скажем, не очень впечатляюще: контуженный взрывом гранаты в своем первом столкновении с «духами» на границе с Афганистаном, он тушуется, не стреляет первым, но волею случая остается жив. Тем не менее, это очень важная отправная точка.
 
Будущая отвага Шилова – это не производное от природной отчаянности, а то, что сформировано его собственными умом и волей. Кроме того, у него есть талант, как почти сразу отмечает его опытный наставник, капитан Лещинский, подразумевая под этим не повышенные способности к какому-то конкретному делу, а талант быть человеком, на чем основывается все остальное.
 
Именно этот талант, если его последовательно развивать, позволяет в ключевые моменты не догадываться, а почувствовать правильный ответ, правильное решение, будущее развитие событий.
 
Не зря опытные профессионалы, оценивая антипода Шилова Олега Суханова при выпуске из школы, лишь заключают, «что его еще строгать и строгать, если уже не поздно», а Иван, можно сказать, пророчески говорит: «Да, Суханов далеко пойдет. А вы потом за ним трупы собирать будете».
 
Характерная черта Шилова – преодоление. Он преодолевает себя на первом занятии по особым навыкам вождения автомобиля, на других курсах в школе КГБ, а потом в тюрьме, где оказывается в силу обстоятельств проводимой операции, но без ясных сигналов, что о нем помнят и его «пребывание в плену», как определил эту ситуацию генерал Салтыков, не напрасно.
 
Правильно говорит Лещинский: «Шилов взялся сам - значит, знал, что делает. Мы Шилову поверили и не ошиблись». И зритель ему верит и не ошибается: именно Шилов служит верной опорой Кожухову и укрепляет его дух, именно он добивается досрочного освобождения лаборантки Юли, пострадавшей в результате подлости его коллеги, именно он ставит точку в истории с предательством Суханова.
 
Причем верим мы ему не только потому, что «он взялся сам», а потому, что у него «улыбка Гагарина», а не улыбка, скажем, героя Киндинова из недавно показанного по ТВ кинофильма «Таежная повесть», а глаза такие, как у него, Шилова, а не такие, как у Прохорова на развешанных по Москве рекламных плакатах «Правого дела».
 
Характерна для поколения середины 1950-х история Павла Кожухова. С детства хотел стать космонавтом, пошел в летное училище, позже был комиссован по состоянию здоровья. На оборонном заводе, куда Кожухов пришел после армии, он берется за совершенствование катапульты, испытывает новые  конструкции сам, хотя хорошо понимает, что «отбивает себе мозги».
 
Его цель при этом не общественное признание, хотя он им и дорожит, и не денежная премия, хотя материально он более чем неустроен, а скорейшее внедрение разработки, способной, как он сам говорит, обеспечить,  «чтобы по факту чей-то папка домой вернулся после неудачного полета».
 
Здоровье его, действительно, подводит, но именно тогда и начинается самый интересный этап его жизни – участие в им же придуманной операции по дезинформации американской разведки относительно реального состояния советских противоракетных систем и перспектив их развития.  
 
Похоже на образ «совка-фанатика», как таких людей в позднее советское и постсоветское время пытались и пытаются рисовать «новые русские»? Нет, Кожухов из «Последней встречи» - абсолютно живой человек со всеми сильными и слабыми, включая известное русское пристрастие, сторонами, он хочет любить, иметь семью, воспитывать детей.
 
Одним словом, быть в полном смысле счастливым. Счастье, однако, он понимает по-особому, так, как его, наверное, и надо понимать: быть частью, частью круга единомышленников, семьи, соседей по общежитию, коллектива завода и всего своего народа.
 
Вот что он, прилично приняв на грудь, говорит Шилову: «Почему Павел Николаевич Кожухов - идеальная находка для советской разведки? Да потому, что Павел Николаевич Кожухов всю свою сознательную жизнь мечтал служить своей Родине. И никогда не боялся трудностей. И чем больше трудностей, тем лучше. А в душе он патриот и романтик… Я хочу прожить свою жизнь со смыслом…». И Павлу Кожухову  выпадает это счастье – внести свой вклад в то, чтобы твой народ был независим и всегда имел возможность себя защитить.
 
Ради этого, преодолевая естественный страх, он подвижнически идет «по тонкому льду» всех перипетий противостояния двух самых мощных в то время специальных служб на планете и на этом пути находит и настоящий смысл жизни, и настоящую дружбу, и настоящую любовь.
 
Образ еще одной героини этого фильма, выбравшей путь служения Родине, Лики Барышевой, более сложен. Тем интереснее наблюдать за его развитием, вдумываясь в нюансы отношения к окружающему миру и людям молодой женщины, которая приняла решение в скором времени попрощаться со всем этим, включая небезразличных ей молодых людей, на всю оставшуюся жизнь.   
 
Диапазон этого отношения немал: от заявляемого ей профессионального кредо «Я осознанно пришла в разведку и понимаю, что многое в моей жизни будет подчинено целесообразности» до действий исходя из «личного выбора на основе моральных принципов» (тоже ее слова, подкрепленные реальным поступком).
 
Для меня осталось не совсем ясным, смогла ли она до конца осознать, что, в отличие от Олега Суханова, готов положить в основу их «общей тайны» Иван Шилов: общую землю, общее море, общее небо и общее солнце, но не вызывает сомнений, что искреннее чувство Ивана постепенно захватывает ее и захватило бы полностью, если бы не отъезд. Зная, что ей придется «умереть», она щадит Ивана, не дает его любви разгореться в полную силу…
 
Прежде чем перейти к типу Олега Суханова, надо сказать несколько слов о его однокурснице по школе КГБ, а потом жене, Кате Яниной. А вместе с ней - о немалой части молодежи в СССР, чей менталитет, являющийся переходным звеном к мировоззрению людей, подобных Суханову, она представляет.
 
Главное для нее в жизни – чтобы «не было скучно». Отсюда позиция: «Лучше с Олегом плакать, чем скучать с Ваней (заметьте, не Иваном, а Ваней!)». А дальше – самая, на мой взгляд, значимая фраза: «Я думала, что так (русским именем Иван – прим М.Д.) у нас детей уже не называют». Тема широкого распространения «бытового» западничества в СССР в 1970-е – 1980-е годы в фильме развития не получает, а напрасно.
 
Вспомним массовое увлечение молодежи в СССР (это моё поколение, и я сам был таким) западным роком, сопровождавшееся пренебрежением к русской музыке и особенно песням 1930-х – 1960-х годов.  
 
Тогда мы не представляли, к чему это может привести, а сегодня мы имеем полную нелепость: человек, который стоит во главе государства с тысячелетней историей, кичится своим увлечением «DeepPurple» и считает, что в знак признательности за «окормление» молодежи в СССР и России ее музыканты достойны торжественно приема в Московском Кремле.  
 
Но вернемся к Кате Яниной. Ее разговоры с однокурсниками в начале фильма и история последующей жизни в Колумбии в качестве жены Суханова лишь утверждают нас в мысли, что для нее служба в КГБ не выбор, основывающийся на том, что «есть такая профессия – Родину защищать», а путь к острым ощущениям и дорога «на Запад», где комфортно, где есть возможность одеваться лучше большинства ее сограждан, и где к тому же, как она считает, людям ее профессии ничего не угрожает.
 
Именно поэтому Суханов видит в ней человека, с кем они одинаково смотрят на жизнь: «свободного», «в меру циничного», не зацикленного на нравственных принципах. Катя потом горько пожалеет о такой своей жизненной позиции, но будет поздно.
 
Итак, Олег Суханов – персонаж, который с первых серий фильма начинает двигаться к тому, чтобы предать Родину. Вернее, начал он это движение еще до того, как мы встречаемся с ним в школе КГБ.
 
Еще в юные годы, как многие наши реформаторы, он закомплексовал по поводу того, что такой умный и сильный молодой человек живет в равных материальных условиях с большинством своего народа, и решил, что «моральные принципы не обязанность, а личное дело каждого гражданина и на этом основана истинная демократия». «Слишком практичен (читай, по-современному, прагматичен – М.Д) для своего возраста», - говорит о нем генерал Барышев.
 
Обыкновенным сотрудником КГБ Суханов становиться не собирается. Он работает на себя, и если для того, чтобы продвинуться по службе, понадобится преступить законы нравственности или нарушить закон, он готов это сделать.
 
Это ярко проявляется еще в школе, в истории с портмоне, в шутку украденным на вокзале, в которой Суханов легко предает своего сокурсника. А далее падение только усугубляется.
 
Руководствуясь кредо «Весь мир театр; важно найти в нем главную роль и сыграть с блеском - неважно, со знаком плюс или знаком минус», Суханов сначала пытается подлостью мешать отношениям Шилова с Ликой, потом подставляет под тюремное заключение искренне полюбившую его женщину, потом, уже в качестве сотрудника посольства в Колумбии,  движимый собственным эго, втягивается в любовную интрижку.
 
Финал - вербовка агентами ЦРУ - печален, но не для Суханова, который к этому времени окончательно созревает для жизни в «стране подлинной демократии» и ради этой цели идет даже на убийство.
 
«А у тебя как с памятью?» - говорит Шилов Суханову во время их последней встречи. Шилов смотрит в корень. У таких, как Суханов, в первую очередь, отсутствует именно память – память о конкретных людях, которые помогали им или доверились им, о прошлом, предках, об истории своей Родины. Для Суханова СССР – несуществующая страна; ему важно найти источник статусности и богатой жизни в «новой» России, и он чувствует, что это - Америка.   
 
Он готов продавать секреты СССР так же, как подобные сухановы в других отраслях и на других местах последние двадцать лет продают другое достояние нашей Родины – научные разработки, политические позиции, промышленность, земли, недра, людей и многое другое. «Ты свою жизнь зачеркнул, - говорит Шилов Суханову, хорошо понимая, что беспамятство и предательство с полноценной жизнью несовместимы. - А мою не трогай».
К сожалению, фильм не лишен известного влияния перестроечных и постперестроечных смысловых обманок.
 
Так, Лещинский в одном из разговоров с Шиловым в ответ на слова последнего, что тот не боится «гробить молодость» на заводе, обеспечивая проведение операции, и будет ориентироваться на то, что полезно для страны, говорит: «Для страны сейчас полезно прекратить войну в Афганистане, наконец-то заняться экономикой, перестать вкачивать деньги в Кубу и в Африку.
 
Наконец, перестать нянькаться с южными республиками. У них производительность труда в 18 раз ниже, чем средняя по стране, а уровень жизни – самый высокий в СССР». Думаю, не стоит доказывать, что такое сравнение уровня жизни в «южных республиках» СССР со средним по стране малоосновательно.
 
Если в кого-то в СССР и вкачивались дополнительные бюджетные средства с целью повышения уровня жизни, то это в «западные», прибалтийские республики. Важнее другое. Да, Советский Союз оказывал значительную безвозмездную помощь странам и народам, которые благодаря его поддержке освободились от колониализма и боролись с неоколониализмом.
 
Мы помогли им получить свою судьбу. Хорошую или плохую, но свою. Они нам до сих пор за это благодарны. Мы же тем самым поддерживали внешнюю безопасность страны на гораздо более высоком уровне, чем сегодня.
 
Можно назвать это «вкачиванием денег», но неужели лучше вкачивать деньги в зарубежные счета, дворцы и яхты «новорусских» олигархов, в американские ценные бумаги и прочее, как Россия делает это сегодня?
 
Другой пример. Комендант общежития Роберт, он же «Робот», который нутром чует в соседе и собутыльнике Жорике - американском нелегале – чужака, одновременно говорит: «Затопило бы завод весь, и пельменную, и дом наш весь со всеми тараканами и пустыми бутылками.
 
Нахлынет вода, потом сойдет и чисто будет, как в первобытные времена». Происходит это в 1981 году. Через десять лет затопило. Правда, не водой, а нечистотами. А первобытные времена, если так будет продолжаться, могут и наступить. Было в Советском Союзе и пьянство, и душевная опустошенность, и потеря жизненных ориентиров.
 
Были ложь и очковтирательство. Корни этого надо пытаться понять. Но делать это надо, признавая, что была и альтернатива: жить так, как живут в фильме Кожухов и Шилов. А их, повторю это еще раз, в СССР было многократно больше, чем сегодня, потому что внешняя среда для такого типа людей была если и не полностью благоприятной, то, по крайней мере, не такой агрессивной, как сейчас.
 
Вообще, надо сказать, авторам фильма и актерам удались большинство героев второго плана. Это и Роберт, о котором шла речь выше, и его сожительница, или, как она сама себя называет, «несостоявшаяся невеста» Лариса, и пострадавшая от страсти к Олегу Суханову Юля, и капитаны Лобусов и Смирнов, и подполковник Сайкин… Простые, честные, искренние люди.
 
И в устах таких людей многое приобретает другое звучание. Когда Лариса при знакомстве называет Ивана Шилова «Ваня, Ванечка, Ванюша», ловишь себя на мысли, что она как бы называет другое имя – не то, которое в свое время с уничижением произносила Катя.  Но нет, именно то.
 
Просто произносила его в одном случае уже почти не русская женщина, в во втором – «тетя Лара». Тетя Лара, которая восемь лет берегла для Шилова его комнату и его вещи и у которой вместе с ее мужем Робертом в человеческом плане ничего за годы катастрофических перемен в стране не изменилось. 
 
Параллельно с основным сюжетом развивается не менее интересная и важная линия отношений Л.И.Брежнева и Ю.В.Андропова, отражающая общую ситуацию внутри высшего советского руководства того периода. С одной стороны, проговариваются вопросы, связанные с сохранением стратегического паритета между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки.
 
Здесь Брежнев проявляет себя как думающий и расчетливый хозяин, не желающий разорять страну в гонке вооружений, сам подталкивающий Андропова к тому, чтобы «пошевелить мозгами и заставить нас бояться».
 
А одна из составляющих паритета – космический истребитель «Корвет», создание которого из-за недостаточного финансирования идет сложно и отдельные детали которого создаются именно на том предприятии, где работают Шилов с Кожуховым.
 
Так «инициатива снизу» ложится на подготовленное Андроповым принципиальное политическое решение о проведении операции по дезинформации главного противника.
 
Идет в фильме речь и о будущем самого руководства СССР (кто возглавит страну после Брежнева) и о перспективах страны в целом. Брежнев понимает, что, когда его поколение уйдет, со страной будет беда.
 
Даже о предложенной Андроповым операции против американцев он не считает возможным говорить никому из правительства и политбюро: «У старых, по крайней мере, мозги шевелятся, а молодые – бездельники и предатели. Не на кого страну оставить. Умру, все американцам продадут за тридцать долларов».
 
Понятно, что связанные с Брежневым сюжеты не лишены некоторого саркастического налета: он де считает, что «в нашей стране ни черта сделать не могут: противоракетной обороны нет, автомобили самые дрянные в мире, джинсы шить не научились».
 
Но и этот сарказм волею сегодняшнего переломного времени наполняется глубоким смыслом. Брежнев подшучивает над своим начальником охраны: мол, вы меня заставляете говорить на публику банальности в духе «Хотят ли русские войны, спросите вы у тишины».
 
А мне вспоминается покойный Сергей Петрович Пыхтин, который был глубоко уверен и обосновывал это, что проблемы у Советского Союза начались в тот момент, когда народ перестал петь «Броня крепка, и танки наши быстры» и запел, как бы извиняясь перед Западом, «Хотят ли русские войны…».    
 
Посмотрев в интернете отклики на «Последнюю встречу», я обнаружил, при преобладающем положительном восприятии, немало критики, связанной с деталями.
 
Для меня, однако, не очень важно то, на «правильной» ли машине ездит в фильме Брежнев, можно было поступить в ленинградскую школу КГБ с незаконченным высшим образованием или нет, возможно ли было в те годы такое быстрое продвижение по службе, как в случае с Сухановым.
 
Или то, что квартиры у генералов КГБ в советское время, даже в конце 1980-х годов, были скромнее, чем показано в фильме, а работа иностранки в качестве прислуги у третьего секретаря посольства крайне маловероятна. Не будем спорить и о том, кто и кому больше выдал секретов: личности, подобные Олегу Суханову, за океан или Олдридж Эймс нам.
 
А вот о том, как в фильме поданы американцы, для полноты картины хотя бы несколько слов сказать надо. Это профессионалы своего дела, в чем-то даже более «продвинутые», чем их советские оппоненты. Они скрупулезны, дотошны, хорошо оснащены. Американцы, как настаивает Суханов в конце фильма, ответственны в вопросах, касающихся судеб своих сотрудников, долго помнят старые обиды и готовы мстить за них.
 
Наверное, это так. Вообще, мне их типажи в «Последней встрече» показались жизненными, но я могу и ошибаться, потому что в те годы, как и в последующем, имел дело, в основном, с «чистыми дипломатами» США.
 
Что мне особенно понравилось у Алиева и Аравина, так это то, что наши, в отличие от американцев - человечные. Слово «наши» сейчас, к сожалению, опорочено, но в данном случае хочется употребить именно его. Так вот, наши – человечные.
 
Включая  генерала Салтыкова, который посчитал, что офицерская честь и человеческая совесть не оставляют ему места в этой жизни, а на деле этим своим шагом предотвратил прекращение и рассекречивание всей операции. Именно поэтому последнее слово остается за ними даже в ситуации, когда высшее государственное руководство их предает.
 
Я очень надеюсь, что как в кино, так и, что особенно важно, в жизни это будет не последняя наша встреча с такими людьми и что их в России будет становиться больше.  
 
Только с такими Кожуховыми, Шиловыми, Лещинскими, Сайкиными, Смирновыми, Людками, тетями Ларами и, как это ни покажется кому-то странным, Робертами мы сможем вернуть нашу Родину и сделать ее такой, как хотим мы.
 
Это, как напоминает нам советское радио в ходе одного из важных диалогов фильма, «команда молодости нашей, команда, без которой нам не жить».
 
Михаил Демурин, чрезвычайный и полномочный Посланник 2-го класса, публицист.
Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 5 (9 голосов)

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код