Хочешь добрососедства с Россией, плюй в ее героев

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

Публицист Михаил Демурин рассуждает о встрече министров Эстонии и России, подписанных договорах и о дальнейших русско-эстонских отношениях.

Мне давно хотелось написать о выхолощенном мидовском словаре, в котором вязнет не только понимание места нашей страны в мире, но и сам смысл тех или иных внешнеполитических шагов. Повод положить мысли на этот счёт на бумагу дал визит в Москву эстонского министра иностранных дел У.Паэта – событие для нашей страны на фоне происходящего в настоящее время в мире третьестепенное, но для моей темы весьма показательное.
 
В ходе этого визита Россия и Эстония подписали договоры о границе и о разграничении морских пространств, соглашение о дипнедвижимости и план межмидовских консультаций. В главных документах - договорах зафиксирована линия прохождения границы на сегодняшний день с минимальными отклонениями, мотивированными соображениями целесообразности для обеих сторон. По сравнению с текстом 2005 года в договор о границе были внесены пункты о том, что стороны взаимно отказываются от территориальных претензий, а также признают, что данным документом «регулируются вопросы, касающиеся исключительно государственной границы». Оба этих пункта, в принципе, снимают целесообразность поднимать в контексте ратификации договора в эстонском парламенте вопрос о «действенности» Тартуского мирного договора 1920 года, по которому линия границы в нескольких местах проходила восточнее. Это, однако, не значит, что данная тема не прозвучит, поскольку вопрос правопреемства по отношению к первой эстонской республике, существовавшей с 1920 по 1940 год, имеет для правящих кругов Эстонии особое значение.
 
Итак, мы заключили договор о границе со страной, суть политики которой в отношении России сводится к нескольким простым вещам. Во-первых, получать максимальные экономические возможности на российском направлении. Во-вторых, продолжать ассимиляцию наших соотечественников. В-третьих, вести дело к пересмотру приговора Нюрнбергского трибунала по нацистским преступникам. В-четвёртых, марать память о советском солдате как главном освободителе Европы от германского нацизма. В-пятых, искажать правду во всём, что касается существования СССР. В-шестых, осложнять условия для выстраивания Россией равноправных отношений с ЕС. В-седьмых, усиливать присутствие НАТО в непосредственной близости от границ России. Такова реальность, как бы ни хотели её прикрыть своими заявлениями эстонские представители.
 
К сожалению, свою лепту в снятие остроты восприятия проблем в российско-эстонских отношениях вносят и наши политики и дипломаты. Стоит ли в вышеперечисленных обстоятельствах министру иностранных дел России заявлять, что Эстония заинтересована в добрососедстве с Россией, что вступление пограничных договоров в силу «призвано способствовать укреплению позитивной атмосферы в наших отношениях»? Ведь такое заявление означает, что атмосфера в российско-эстонских отношениях уже позитивная и осталось её только «укрепить»? А как же тогда быть с теми серьёзными проблемами, которые констатирует сам же наш МИД: не обеспечены права наших соотечественников, нет прогресса в решении проблемы массового безгражданства, реформа системы образования игнорирует потребности русскоязычного меньшинства, продолжается героизация нацистов и их местных пособников. И эти серьёзные проблемы всего-навсего, как отмечается в мидовских документах «осложняют двусторонний диалог»? Да они не диалог осложняют, а жизнь двух сотен тысяч наших соотечественников! Осложняют они - в части, касающейся реабилитации гитлеровцев и пересмотра итогов Второй мировой войны, - и международную обстановку.
 
Хорошо хоть, что в ходе визита российские представители «не уходили» от сложных вопросов, которые сохраняются в наших отношениях. Хотелось бы, правда, чтобы они их жестко и непреклонно поставили. «Мы стоим на позиции, - говорит С.В.Лавров, - что Эстония должна выполнять рекомендации по линии различных международных организаций, включая ОБСЕ, Совет Европы, Пакта экономических, социальных и культурных правах, касающиеся ускорения решения проблемы безгражданства, которая еще сохраняется в Эстонии и в Латвии». Но Таллин же эти рекомендации не выполнял, не выполняет и не собирается выполнять, и мы это прекрасно знаем! Мы «не хотели бы, чтобы создавались какие-то искусственные препятствия для тех, кто хочет обучаться на русском языке». Ну и не хотите себе на здоровье, отвечают нам эстонцы, вы же сами в 2005 году под нажимом Запада отказались от вашего же предложения подписать с нами договоры об основах отношений, в которых могли бы быть зафиксированы наши соответствующие обязательства! Теперь рассчитывайте только на ОБСЕ и Совет Европы, они вам помогут!
 
Но даже если бы С.В.Лавров более жестко сформулировал наше неприятие реваншистской политики эстонских властей, всё равно встает вопрос, в чём конкретно это неприятие будет выражено. Слова что-то значат, когда они могут хотя бы кого-то подвигнуть на что-то, изменить чью-то позицию. Или, по крайней мере, когда они ясно излагают суть позиции или проблемы. Неужели суть нашей позиции в вопросе о правах соотечественников сводится только к тому, что мы не хотели бы, чтобы эти права нарушались?
 
Впервые услышал от нашего министра, что «героизация нацизма наблюдается во многих странах Евросоюза». Да, в некоторых новых членах ЕС оскверняются памятники советским воинам, но это другой вопрос. В некоторых старых членах ЕС имеются маргинальные пронацистские партии и группировки, от деятельности которых власти открещиваются или даже преследуют их. Но сами-то власти подобного эстонцам и латышам не творят; в Голландии или Франции пока ещё не реабилитируют голландских или французских эсэсовцев. Тем более этого не делают в Германии. Тогда зачем возводить напраслину на «многие страны Евросоюза»? Чтобы латышам и эстонцам было полегче смотреть русским в глаза? Да они плевать на нас хотели! Или это делается для того, чтобы нашим переговорщикам было не так стыдно сидеть за одним столом с теми, кто оскорбляет историческую память нашего народа?   «Уроки прошлого (Вторая мировая война, Нюрнбергский трибунал, создание ООН) должны быть использованы для того, чтобы не допускать повторения трагических ошибок …» Чьих ошибок? Гитлера? СССР? Мирового сообщества? Нельзя в сегодняшней обстановке, когда нацисты рвутся к власти на Украине, а Европа их поддерживает, быть столь неопределённым в постановке проблемы уроков истории, тем более в разговоре со страной, которая сама, оправдывая эстонский коллаборационизм, утверждает, что союз с нацистами – это нормальный инструмент достижений своих политических целей.
 
«Мы ценим доверительный характер нашего диалога с эстонскими коллегами», - заявляют российские дипломаты. Это какие же, интересно, наши сокровенные мысли о международной обстановке мы доверили эстонцам, видимо, как особым нашим доброжелателям? Недоброжелателю же никто ничего важного доверять не будет!
 
Вообще, что ни фраза в выступлении российского министра на пресс конференции по итогам визита, то ребус. Вот он говорит об уверенности, что «откровенное, неполитизированное обсуждение любых вопросов, которые волнуют ту или другую сторону, является оптимальным путем к тому, чтобы такие озабоченности снимать, учитывать законные интересы друг друга». Как можно неполитизированно обсуждать серьёзные вопросы политики? Например, тот же самый вопрос надругательства в Эстонии над нашей исторической памятью? Или проблему ассимиляции наших соотечественников? И что значит «законные интересы»? Эстонцы считают, что ассимилируя русских и восхваляя эсэсовцев, они действуют на своей территории законно. 
 
Почему с такой недружественной страной, пусть и соседом, мы должны, как отмечается в комментарии ДИП МИД России, «сверять позиции по ключевым международным вопросам»? Зачем их сверять с Белоруссией, понятно, с Казахстаном - понятно, с Арменией и Азербайджаном – понятно. А вот с Эстонией? Не достаточно ли разговора с США, ЕС, Германией, Великобританией, Финляндией, наконец?
 
На переговорах с эстонцами в Москве вновь говорилось о «неплохой динамике» торгового и инвестиционного взаимодействия, о «поступательном росте» товарооборота между нашими странами, о том, что надо готовить к подписанию новые двусторонние документы. Ну что же, абсурдная и оскорбительная для России двусмысленность будет продолжаться. Российско-эстонские торгово-экономические отношения будут развиваться, а Таллин, рассчитывающий на поддержку Вашингтона и Брюсселя, будет и дальше делать то, что делает сейчас: зарабатывать на России политический и финансовый капиталы и «довоёвывать» с Советским Союзом и нашими предками, павшими в боях с нацизмом.
 
В этой связи, не скрою, мне было приятно, что на пресс-конференции по итогам визита У.Паэта в Москву всплыл вопрос о том, что в России есть те, кто напоминает Эстонии: проводимая ею реваншистская политика даёт основания рассматривать её в соответствии с Уставом ООН в качестве «вражеского государства». Это значит, что моя статья 2006 года на эту тему (больше об этом у нас никто не писал и не говорил) здорово врезалась в умы. А писал я тогда о том, что в статье 107 Устава ООН черным по белому написано: «Настоящий Устав ни в коей мере не лишает юридической силы действия, предпринятые или санкционированные в результате Второй мировой войны несущими ответственность за такие действия правительствами, в отношении любого государства, которое в течение Второй мировой войны было врагом любого из государств, подписавших настоящий Устав, а также не препятствует таким действиям». Причем «принудительные действия» в отношении такого «вражеского государства», согласно статье 53, можно предпринять и без получения полномочий от Совета Безопасности ООН.
 
Это мы рассматриваем Эстонию как страну, с народом которой мы жили в одном государстве и вместе воевали с нацистами. А эстонское правительство считает, что деятельность тех, кто в годы Второй мировой войны давал присягу Гитлеру и воевал на его стороне, причём не где-то, а в 20-ой добровольческой дивизии Ваффен СС, карательных командах СД и полицейских батальонах, соответствовала интересам того эстонского государства, которое якобы, де-юре существовало и в 1941-45 годах и правопреемником которого себя считает сегодняшняя Эстония. Таллин предоставляет этим людям всевозможные государственные статусы, назначает пенсии и льготы, устанавливает памятники нацистским пособникам. Одновременно руководство Эстонии подводит юридическую базу под снос мемориалов советским воинам и запрет символики страны-победительницы. Возможно, для тех, кто «прагматично работает на позитив», всего этого недостаточно, чтобы изменить свою позицию. Но беречь надо не «позитив», а память о подвиге отцов. И говорить о враждебных этой памяти действиях не на выхолощенном, а на ясном русском языке.
 
Впрочем, форма всегда ищет соответствия содержанию. Как и содержание ищет соответствия форме. Сегодняшней аморфной форме мидовского словаря соответствует и аморфное содержание нашей политики на прибалтийском направлении. Надеюсь, что уже скоро это изменится.

Михаил Демурин, чрезвычайный и полномочный посланник РФ, сельский житель

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 5 (10 голосов)

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код