День матери без матери...

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

8 мая в Финляндии праздновали День Матери: вся семья собирается за праздничным столом, дети дарят мамам сделанные своими руками открытки и поделки.

Мой сын Антон на встрече под надзором 5 мая подарил мне открытку, но в отличие от других детей, финской системой он лишён возможности провести День Мамы вместе со своей мамой.

В Финляндии мой сын практически находится в заложниках, так как его уже 2 года фактически изолируют от матери – мы можем видеться только 2 раза в месяц по 2-3 часа под надзором, где нам запрещено молиться вместе с сыном. 11 апреля 2011 года суд Пори утвердил регламент встреч под надзором до совершеннолетия ребёнка, если не произойдут непредвиденные кардинальные изменения. 10 января 2011 года суд Пори своим решением запретил нам с ребёнком даже разговаривать по телефону, так как якобы мы с ребёнком не можем общаться друг с другом без переводчика, хотя я всё время подчёркивала что переводчик на встречах нужен только надзирателям.

На финскую судебную систему оказывается беспрецедентное политическое давление, так как в деле похищения моего ребёнка из России непосредственное участие принимали финские дипломаты.

Отец Антона Пааво Салонен заявил на суде 1 апреля 2011 года в Пори, что действовал строго по инструкциям финского МИДа. Опубликованные материалы расследований, проводимые финской Центральной Криминальной полицией, раскрывают факты по организации государственного киднеппинга. Допросы финских дипломатов свидетельствуют о непосредственном участии сотрудников финского МИДа в операции по нелегальному перемещению моего сына из России в Финляндию. Финские дипломаты передавали ложные сведения о гражданстве Антона, а также о том, что мои координаты в России им были неизвестны, поэтому якобы меня невозможно было оповестить о том, что в Финляндии состоится суд о лишении меня родительских прав за вывоз ребёнка из страны, хотя на самом деле представитель финского МИДа Микко Коли беседовал со мной по телефону в России, но ничего не сообщил про суд.

Отец ребёнка и представитель финского консульства также присутствовали вместе со мной на суде в г.Балахна незадолго до финского суда по опекунству, но от меня скрыли информацию о предстоящем заседании в Финляндии.

Из материалов допросов финских дипломатов также следует, что бывший консул Симо Пиетиляйнен, вывезший моего сына в багажнике своей дипломатической машины, прямо заявил, что лучше вывезти ребёнка контрабандой, чем судиться несколько лет. Также, узнав о подтверждении Российского гражданства моего сына 7 мая 2009 года, Пиетиляйнен заявил, что все легальные пути пройдены, но мириться с «произволом» Российских властей он не намерен, поэтому надо использовать нелегальные методы.

На суде 1 апреля 2011 года отец ребёнка Пааво Салонен рассказал, что обсуждал ситуацию по телефону в финском консульстве в Петербурге непосредственно с министром иностранных дел Александером Стуббом. Неудивительно поэтому, что сразу после контрабанды моего сына министр Стубб публично в телеинтервью оправдал действия финских дипломатов, назвав нелегальный перевоз ребёнка в багажнике через границу "гуманным" поступком.

Также из соображений "гуманности" финская Генеральная прокуратура отказалась возбуждать уголовное дело против Пааво Салонена и бывшего консула Пиетиляйнена за контрабанду Антона, хотя Генпрокуратура признала, что законы были нарушены.

В решении суда по опекунству от 11 апреля 2011 года особый акцент сделан на высказываниях о министре Александере Стуббе.

Суд ссылается на текст с Антифашистского сайта, где критикуются действия министра Александера Стубба в деле с Антоном и поддержка министром сайта сепаратистов Кавказ Центр, действующего в Финляндии.

Суд считает, что это наносит вред ребёнку, так как я являлась кандидатом от Антифашистской организации и якобы таким образом использовала ребёнка в своей предвыборной кампании (хотя этот текст не из моих блогов). Понятно, что дело Салонен в Финляндии политизировано, если суд выносит решения об опекунстве, основываясь на материале о предвыборной кампании и на недопустимости критики министра Стубба.

Кроме того, на суде, где присутствовал представитель посольства РФ, Пааво Салонен также заявил, что Россия для Антона - закрытая страна. Финская сторона также считает, что ребёнка надо изолировать от православия, критикуя православный пост.

Поразительно, что в Финляндии насильственное похищение ребёнка группой лиц у матери, удержание в неволе около месяца (в консульстве), контрабанда в багажнике машины считаются гуманными деяниями, тогда как моя поездка с ребёнком в Россию с соблюдением всех необходимых проверок классифицируется как уголовное преступление.

Во время нашего проживания с ребёнком в России отец Антона неоднократно встречался с сыном в свободной обстановке – в России Антон не был изолирован от второго родителя.

Суд Пори присудил мне выплачивать алименты отцу похищенного у меня ребёнка: зачем отцу надо было похищать у меня ребёнка из России, лишить его матери, и теперь требовать алиментов, если он не может его сам содержать в Финляндии? Проживая с Антоном в России, я не подавала на алименты.

Я очень волнуюсь за ребёнка. Антона пытаются полностью изолировать от русской матери и русской культуры. Финские СМИ, даже государственное телевидение, используют моего сына в антирусской пропаганде, по поводу чего я уже заявляла письменный протест.

Совершенно очевидно, что наш вопрос невозможно решить юридически, так как в киднеппинге моего ребёнка активное участие принимал финский МИД, а насильственная дерусификация моего сына свидетельствует об антирусской политике.

Судебные рассмотрения по нашему делу проводились в Финляндии с многочисленными процессуальными нарушениями, по поводу чего мои адвокаты уже направили обжалования в вышестоящие инстанции, но, исходя из вышеизложенного, надежды на финское правосудие нет никакой, так как политическая и правовая система в Финляндии полностью коррумпированы.

Хотела бы выразить благодарность Российской стороне за поддержку – без этой поддержки я просто не смогла бы выдержать всех испытаний. В виду политического аспекта дела Салонен в Финляндии я подвергаюсь постоянным репрессиям и публичным нападкам.

Любые мои высказывания и даже самые благие намерения по урегулированию отношений трактуются в Финляндии абсолютно всеми инстанциями как "угроза похищения ребёнка в Россию".

Ограждение моего сына от всего русского - от России, от русской матери, от русского языка и русской культуры, от православной веры, или действия финских властей по дерусификации ребёнка ассоциируются с нацистской политикой по воспроизводству населения и воспитанию детей в системе гитлерюгенд.
Гитлер, выступая с речью в Рейхенберге (присоединённый к Германии город чешских Судет, ныне Либерец) в начале 1938 года, следующим образом высказывался по поводу судьбы немецкой молодежи:

”Эта молодёжь — она не учится ничему другому, кроме как думать по-немецки, поступать по-немецки. И когда эти мальчики и девочки в десять лет приходят в наши организации и зачастую только там впервые получают и ощущают свежий воздух, через четыре года они попадают из Юнгфолька в гитлерюгенд, где мы их оставляем еще на четыре года, а затем мы отдаем их не в руки старых родителей и школьных воспитателей, но сразу же принимаем в партию или … CC … и т. д. А если они там пробудут полтора или два года и не станут совершенными национал-социалистами, тогда их призовут в «Трудовую повинность» и будут шлифовать в течение шести-семи месяцев с помощью кое-какого символа — немецкой лопаты. А тем, что останется через шесть или семь месяцев от классового сознания или сословного высокомерия, в последующие два года займётся вермахт. А когда они вернутся через два, или три, или четыре года, мы их тотчас же возьмём в СА, СС и т. д., чтобы они ни в коем случае не взялись за старое. И они больше никогда не будут свободными — всю свою жизнь…”

В День Матери, исполнилось ровно 2 года, как Антон был нелегально контабандой вывезен из России в Финляндию. Надеюсь, что это будет последний год, когда мой сын в День Мамы вынужден страдать, будучи насильно изолирован от своей родной матери при пособничестве финских властей. Надеюсь, что следующий праздник мы проведём вместе с Антоном.

Доклад Риммы Салонен на III российско-финской конференции о правах детей в Хельсинки
 

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 5 (1 голос)

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код